Двадцать пять рассказов Веталы (рассказ первый)

Eсть на Ганге, что берет начало в небесах, город Варанаси. А правил там царь Пратапамукута, первую ца рицу которого звали Сомапрабха. И родила она ему сына, названного Ваджрамукутой1.

Царевич же дружил с Буддхишарирой2, сыном министра, который занимался делами войны и мира, и этот друг был царевичу дороже жизни. Вместе с ним царевич учился разным наукам и в разных развлечениях проводил время. Вот однажды в пылу охоты, преследуя лань, царевич вместе со своим приятелем Буддхишарирой заехал далеко в лес. Утомленный погоней за ланью, мучимый голодом и жаждой, Ваджрамукута сказал Буддхишарире: «Друг! Давай найдем озеро, пожуем стеблей лотоса и, утолив голод, от дохнем. Да и лошади наши тоже напьются и сил наберут». Разыскали они озеро, выкупались, напились, поели стеблей лотоса и не много отдохнули на берегу озера, беседуя и рассказывая разные истории. Той порой на это же озеро в сопровождении множества служанок пришла для омовения какая-то девушка, чарующая красотой все три мира. Увидев ее, Ваджрамукута сразу же был поражен любовью, да и она тоже, узрев красоту Ваджрамукуты, стала целью для стрел бога любви Камы и всяческими способами выражала свое желание. Вытащив из своего венка один лотос, она сначала заложила его за ухо, потом закусила зубами и наконец приложила к сердцу. После этого она кончила купаться и ушла к себе домой. Когда же она ушла, то Буддхишарира, видя царевича вовсе обмершим от любви, спросил: «Что это значит, друг?» Опечаленный царевич ему на это и говорит: «Вот пришла она сюда купаться, а ушла, похитив мою жизнь». Тогда Буддхишарира возразил ему: «Не печалься, друг. Она ведь тоже влюблена и ушла, выказав свое желание». Тогда царевич спросил: «А по каким же признакам это видно?» И Буддхишарира так ему ответил: «Когда она друг мой, вытащила из своего венка лотос и засунула его за ухо, то тем самым по казала, что она из страны Шекхара, где правит царь по имени Карнотпала3. Когда же она закусила лотос зубами, то тем самым показала, что она дочь министра Дантагхаты4, а приложив другой лотос к сердцу, дала знать, что зовут ее Падмавати5.

Царевич сказал Буддхишарире: «Давай, друг, отправимся туда тотчас же!» И пошли они оба — царевич и Буддхишарира — в ту страну, а там старая рабыня выразила им почтение и приютила их. А потом спросила: «Кто вы будете? Чего ради по ночам бродите?» И когда она так спросила, то они ей такой ответ дали: «Мы оба царевичи, путешествуем для своего удовольствия и вот сюда пришли. Расскажи, старая, как ты попала в такое положение?» Она же, рыдая, так им говорила: «Я сестра кормилицы дочери министра Дантагхаты Падмавати. Я с сестрой поссорилась, Падмавати на меня сердита и ничего мне не дает. А тут еще сын у меня игроком заделался, все имущество сгубил и убежал. Потому нет у меня нынче ни еды, ни одежды. Все, как было, так я и рассказала, о добродетельные!» Услышав это, они оделили ее одеждой и деньгами и так сказали: «О почтенная! Вот тебе каури6. Купи нам еды и прочего, а мы тебя за это кормить будем». Получила она одежду, купила для них еды и прочего и все им дала. Так та старуха и стала им служить.

И вот однажды Буддхишарира с почтением ей сказал: «О достойная! Возьми у меня бетель и ступай к Падмавати. Увидев у тебя эту вещь, у меня взятую, она, конечно, на тебя гневаться перестанет, а ты передашь ей это и так скажешь: «Юноши, которых ты видела на берегу лесного озера, оба пришли сюда». Старуха же, как ей было сказано, так и сделала, передала бетель Падмавати и по секрету сообщила ей все, что нужно было. А добродетельная Падмавати пришла в гнев и ударила старуху по лицу всеми десятью пальцами, вымазанными в камфаре. Старуха после этого отправилась домой и обо всем поведала Буддхишарире. Ваджрамукута же, все это услышав, сознание утратил и на землю упал. Буддхишарира вознаградил старуху и привел друга в чувство: «Не отчаивайся, друг, мы достигнем успеха. Падмавати, ударив старуху десятью пальцами, вымазанными в камфаре, показала тем самым, что де нужно дождаться десятого дня светлой половины месяца».

И когда первая половина была на исходе, то снова к ней послали старуху с бетелем. Старуха, отдав ей бетель, по секрету по говорила с ней, а Падмавати снова в гнев пришла и ударила ее тремя пальцами, вы мазанными в шафране. Заливаясь слезами, пришла старуха домой и рассказала юношам о своей неудаче. А Буддхишарира та кой рассказ выслушал с удовольствием. И когда царевич загоревал: «Нет, друг, не сбудется задуманное» — он утешил его: «От метив лицо старухи тремя пальцами, умащенными шафраном, она сама сообщила о времени и сроке».

Вот минуло три дня, и они тем же самым путем отправили старуху к Падмавати, а она, увидев старуху, приказала служанке: «Ударили бы эту старую рабыню раз сто эти два молодца! Гоните ее прочь отсюда той дорогой, что к северу от стены, мимо дерева ашоки проходит». Старуха тем путем и ушла, про который Падмавати сказала, а вернувшись домой, обо всем юношам тайно поведала. Выслушал это все Буддхишарира и так сказал: «Падмавати таким образом потаенно указала путь. Сегодня она с тобой поразвлечется». И после этого Ваджрамукута, успокоенный Буддхишарирой, был проведен старухой по указанному пути и без конца наслаждался с Падмавати. Каждый раз, когда он от нее возвращался, то рас сказывал о ее достоинствах Буддхишарире.

Как-то раз Падмавати ему сказала: «По велитель души моей! Где ты проводишь дни? А царевич Ваджрамукута так ей отвечал: «Здесь живет мой лучший друг Буддхишарира». Когда же та греховодница об этом узнала, то так подумала: «Если этот умник, взяв моего возлюбленного, уйдет на родину, то как же я буду жить с ним в разлуке? Убью-ка я этого умника и время буду проводить, как прежде». И подумав так, по слала Буддхишарире от большой любви угощение, отравленное ядом. Но Буддхишари ра как посмотрел на угощение, так сразу понял в чем дело и сказал другу: «Не годится нам здесь оставаться». Царевич же его спрашивает: «Скажи, почему?»

«А вот посмотри, друг, на это сдобренное ядом угощение!» Увидев собаку, которая сдохла, отведав этого кушанья, Ваджрамукута проговорил: «Друг, давай убьем эту злую грешницу и уйдем к себе на родину!», но Буддхишарира отказался: «Не следует убивать ее, друг, ибо убивать женщину — великий грех. Лучше мы хитростью уведем ее в свою страну».

«Да как это возможно?» — спросил царевич. «Я придумал способ», — сказал ему Буддхишарира. А как раз в это время ведьма сожрала сына царя Карнотпалы Сундару. Использовав это как повод, Буддихиша рира так сказал Ваджрамукуте: «Когда ты, друг, придешь сегодня к ней и когда она, утомленная любовными забавами, погрузится в сон, ты сними с нее все украшения, сделай трезубцем ей царапину на груди и сразу приходи ко мне. Я же пойду на кладбище и прикинусь йогом». Ваджрамукута так и поступил. Когда же Падмавати увидела брошенное Ваджрамукутой ложе, то она долго и на разные лады плакала, а потом увидела, что нет на ней драгоценностей, удивилась, рано-рано пришла к отцу и так сказала: «Батюшка, вор похитил сегодня все мои драгоценности!» О том же царю рассказал ми нистр войн и союзов, и царь повелел городскому начальнику разыскать вора.

Тем временем Буддхишарира так гово рил Ваджрамукуте: «Пойди-ка ты, друг, к ювелиру и продай украшения. Если же те бя примут за вора и станут допрашивать, то ты говори: «Я-де не вор, а продаю украшения по велению йога. Если, мол, словам моим нет веры, то пойдите на кладбище и спросите у того йога». Если они и этому не поверят, то ты скажи: «Исполните обещанное» — и иди ко мне. А когда придете ко мне, то я твои слова подтвержу«. Когда же Ваджрамукуту схватили на дороге во время продажи украшений, то городской начальник сказал, что пойман вор, похитивший все украшения Падмавати! — и царь повелел отрубить ему голову. Ваджрамукута тогда и говорит: «Я вовсе не вор, я продавал украшения по повелению йога, который на кладбище обретается. Еже ли меня без вины убьете, то тем самым на себя возьмете великий грех. Если мне не верите, спросите его, живущего на кладбище. Если он это подтвердит, то уворованное вернете мне».

По царскому велению привели йога во дворец и когда спросили о драгоценностях, то он так отвечал: «Это мои сокровища, и я послал его продать их». Услышав такие слова, царь и говорит: «Как же эти украшения Падмавати у тебя оказались?», а йог на это возражает: «В темную ночь темной полови ны месяца случилось мне встретить на кладбище девицу, украшенную всяческими драгоценностями. Девица та, и красотой и юностью обладающая, была одета как разбойница. Когда же я увидел, как она, сняв свои украшения и вместо них на голову возложив кости, принялась пожирать мертвого царевича, то нанес ей трезубцем удар в левую грудь и забрал все ее украшения. Так что у той, кому принадлежат эти сокровища, на левой груди посмотри — нет ли там трех черт!» Тогда, уразумев смысл сказанного йогом и посчитав Падмавати той разбойницей, которая повинна в смерти царевича, царь был уже готов убить ее. Но йог так ему говорит: «Могучий царь, да не совершишь ты убийства женщины, ибо это великий грех. Подумай над тем, что я сказал. Где прольется кровь этой грешницы, там долгое время ничего доброго не будет, а потому ее нуж но прогнать в лес». И царь согласился с йогом.

Когда все так случилось, то Ваджрамукута и Буддхишарира, взяв с собой Падмавати, отправились домой. А министр союзов и войн Дантагхата, удрученный горем от разлуки с дочерью, отправился на тот свет.

Скажи, о царь, кто повинен в его смерти и смерти его жены?

И раджа на это отвечал: «Слушай же, Ветала! В гибели его с женой виноват царь Карнотпала, ибо несправедливо он рассудил». Только сказал это царь, как Ветала снова повис на дереве шиншипа.

1 Ваджрамукута — увенчанный молнией.

2 Буддхишарира — тот, чье тело разум.

3 Карнотпала — обладающий ухом, подобным лотосу.

4 Дантагхата — укус.

5 Падмавати — лотосоподобная, обладающая лотосами.

6 Каури — морская раковина, которая исполь зовалась в древней и средневековой Индии в качестве мелкой монеты.

0

Добавить комментарий