Двадцать пять рассказов Веталы (рассказ двадцатый)

С нова  потащил раджа Веталу, сказывает: а тот ему новую сказку рассказывает:

«О могучий, правил в южном краю царь, которого звали Викрамабаху, и был в его царстве город Пушпавати. Жил там купец по имени Нидхипати, превзошедший богатством самого Куберу, и вел он караванную торгов­лю. Четыре жены у него было — Камасена, Васавадатта, Кшамавати и Чампавати, и ро­дили они ему четверых сыновей: Ратнадатту, Манидатту, Кумарадатту, Канакадатту. Ратнадатта так изучил мудрость гандхарвов, что в то время на всем земном круге не было дру­гого такого, как он, знатока музыки и танцев. Манидатта знал военное дело, и не было на всем земном круге большего, чем он, знатока воинского искусства. Кумарадатта одолел все науки, и никого на всем земном круге не бы­ло мудрей, чем он. Канакадатта же так изу­чил искусство политики и интриг, что никто не мог превзойти его.

И вот они четверо, наделенные всеми доб­родетелями, красотой превзошедшие самого бога любви Манматху, покоряющие сердца прелестных женщин, повсеместно прославив­шиеся своим мужеством, счастливо жили со своими женами. Со временем скончался их отец, и тогда, хотя все четверо жили в полном согласии, по воле судьбы разошлись, ибо же­ны их перессорились. Все сокровища свои — а они превосходили крор1 — разделили по-братски, но три драгоценности остались не­поделенными. А Нидхипати перед смертью дал такой наказ: «Если вы разделитесь, то эти три жемчужины достанутся тому, кому передаст их мой друг Викрамабаху».

Вспомнив отцовский наказ, все четверо явились к царю. Царь же, увидев сыновей друга, спросил:  «О дети друга, чего ради вы сюда пришли?» Тогда они поведали царю о наказе отца. Царь же, увидев три необыкно­венно прекрасные жемчужины, подивился и подумал: «Я отдам это сокровище из трех жемчужин тому из сыновей друга, кто самый умный». И сказал он им: «О дети друга, да не будет обязательным для вас решение мое насчет трех жемчужин!» Услышали они та­кие слова и говорят: «Как ты, могучий, пове­лишь, так и будет! У кого такая смелость по­явится, чтобы нарушить твой приказ?!» Царь тогда и говорит: «Пускай эти жемчужины здесь полежат».

Живет в городе Кусумапуре красавица Рупавати, красота которой покоряет все три мира. За одну ночь, проведенную с мужчи­ной, она берет сто тысяч рупий, но и за тыся­чу лакхов она не проведет с тем же мужчи­ной вторую ночь. Вот если кто-нибудь из вас сумеет провести с ней две ночи подряд, тому и достанутся жемчужины». Выслушали они эти слова и говорят: «Да повелит царь, кому идти первому?» И царь ответил им, что следует идти по старшинству.

Тогда Ратнадатта, набрав всякого добра: и слонов, и лошадей, и жемчугов, и рубинов, и золота, пришел в Кусумапур, прямо как Индра, и начал танцевать, петь и играть на разных музыкальных инструментах. Дал он одному ловкому человеку сто тысяч рупий и послал его к Рупавати разведать, нельзя ли с ней познакомиться. Она же, увидев этого человека с такими богатыми дарами, удиви­лась и подумала: «Ни у кого еще такой стра­сти не было!» Приняла она его и обнадежила сладостной речью, а тот, выполнив поруче­ние, сказал ей: «Не позабавишься ли ты ноч­ку, Рупавати, с Ратнадаттой, подобным богу любви?» А Рупавати ему отвечает: «Благо­дарю его за внимание ко мне. Соблаговоли привести его с собой. Если я достойна с ним развлекаться, то пусть он проведет со мною ночь, отдав за это сто тысяч рупий». Тот сра­зу же отправился к Ратнадатте и передал сло­ва Рупавати. Ратнадатта тогда обрадовался и, когда наступила ночь, отправился к Рупа­вати. Всю ночь он развлекался с ней, а под утро сказал, что хотел бы и другую ночь раз­влекаться также.

Заслышав музыку Ратнадатты, насладить­ся которой даже боги, гандхарвы и киннарысошли на землю, Рупавати зарыдала. Тогда Ратнадатта и спрашивает ее: «О повелитель­ница жизни моей, почему ты плачешь?» И в ответ на это она сказала: «Повелитель моей жизни, потому плачу я, что не могу вторую ночь развлекаться с таким достойным мужем, как ты». — «Почему это?», — удивился он, а она ему и говорит: «Я беру сто тысяч рупий и провожу только одну ночь!» Юноша возра­зил: «За вторую ночь я тебе дам триста ты­сяч драгоценных камней». Красавица же ему опять: «И за сто миллионов я вторую ночь с одним и тем же мужчиной не развлекаюсь. Таков мой обет». Никакие усилия Ратнадат­те не помогли, и он впал в отчаяние. Вернул­ся он к царю Викрамабаху  и сказал: «Нет такого мужа, с кем бы она согласилась про­вести вторую ночь!»

Пошел затем Манидатта, взяв с собой множество всяческих драгоценностей, и, при­дя в Кусумапур, явился к тамошнему царю, а тот принял его с большим почетом и долго с ним беседовал. В ту пору на царя Кусумапу­ра пошел войной царь Випакша и, одолев войско, состоящее из солдат, коней и слонов, победил и самого царя. Тогда Манидатта об­ратился к богу, чтобы тот помог ему спра­виться с царем Випакшей. После этого пошел он на бой с царем и одолел его. А в Кусума­пуре никого и не осталось, чтобы этому пора­доваться. Вот выказал он всяческое мужество и с той красавицей предался любовным заба­вам. Но и такой муж не смог провести с ней в развлечениях вторую ночь. Жестоко огор­чился он и поведал царю Викрамабаху обо всем, что случилось.

Тогда в Кусумапур отправился Кумара­датта, чтобы попробовать, не удастся ли ему провести с ней вторую ночь, и объявил об этом, алчущий добиться трех жемчужин. Тем не менее и он, потерпев поражение, вернулся восвояси и рассказал все царю.

Подумал тогда Канакадатта: «Мужест­венны и красивы мои братья, но желание их осталось бесплодным. Что же мне приду­мать? Возьму я какую-нибудь вещицу, стану слугой единственным и выполню ее жела­ние». Подумав так, он отправился в Кусума­пур и очень хотел узнать насчет ее желаний. А в то время Рупавати, окруженная тысячью красавиц, шла по главной улице. Увидев ее, подобную небесной деве, Канакадатта спро­сил какую-то служанку, шедшую позади: «Скажи, кто это идет?» И та ответила: «Ее имя Рупавати». Тогда говорит Канакадатта: «Куда же идет достойная?» А та ему в от­вет: «Есть в одном храме Шивы на окраине города подвижница — наставница, которую зовут Пуньяшарира, и она постоянно ей мо­лится». Вот Канакадатта и подумал: «Дело-то мое будет успешное. Пойду-ка я за ней».

Когда же Рупавати ушла после поклоне­ния домой, Канакадатта явился перед Пуньяшарирой и тоже поклонился ей. А та спраши­вает: «Ты кто, почтенный?» И Канакадатта рассказал: «Я из другой страны, царевич». Подвижница снова вопрошает: «Зачем ты пришел сюда, сынок?» Он и ей говорит: «Пришел я, матушка, тебе послужить». Успо­коила она его сладкими речами и отправила домой. Но всякий раз, когда приходила Рупа­вати, то и он приходил. Вот прошло так шесть месяцев, и она, довольная им, спроси­ла: «Ты чего ради, сынок, так прилежно мне служишь? Очень ты меня этим порадовал. Если есть у тебя на сердце какое-нибудь же­лание, скажи. Я исполню его».

И было им сказано: «Матушка, я тебе это по секрету скажу». Тогда она всех, кто во­круг был, отослала подальше. «Ну, сынок, скажи, чего тебе хочется». Канакадатта ей и говорит: «Матушка, та самая Рупавати, которая всякий день ввечеру приходит тебе служить, берет сто тысяч рупий за то, чтобы провести с мужчиной одну ночь, и даже за сто миллионов рупий не соглашается на вторую ночь. Расскажи мне, в чем причина, а уж я тебе послужу». Подвижница тогда отвечает ему: «Что, она пришла? Я вот спрошу ее, а ты здесь где-нибудь в храме укройся, и все сам услышишь из уст Рупавати». Очень до­вольна была подвижница Канакадаттой.

Вот приходит на другой день Рупавати в обитель подвижницы. Завидев ее, Канакадат­та тотчас же спрятался в каком-то уголке храма. Рупавати поклонилась Пуньяшарире, и потом они обе стали беседовать. Тогда, улу­чив подходящий момент, подвижница и спра­шивает Рупавати: «Слышала я от людей, доч­ка, что ты даже с самым лучшим мужчиной только одну ночь проводишь, взяв с него сто тысяч рупий, и даже за сто миллионов вто­рую ночь с ним не проведешь. Хочу я услы­шать, что за причина этому. Ты непременно скажи мне. Только тогда я буду довольна». Рупавати на это ответила: «Не могу я, поч­тенная, рассказать тебе сокровенное». Под­вижница тогда и говорит ей: «Если ты, доч­ка, не скажешь мне причину, я буду недо­вольна». И Рупавати согласилась: «Слушай, матушка!» Подвижница ей в ответ: «Расска­зывай, почтенная, я внимательно слушаю». И сказала Рупавати: «Матушка, если я уж должна рассказать эту причину, то поступи по правде и никому нигде про нее не расска­зывай». Подвижница на это и говорит ей: «Если я, дочка, где-нибудь и кому-нибудь причину открою, то пусть я буду сокруши-тельницей правды!» Тогда Рупавати ей гово­рит: «Слушай, матушка!» — «Слушаю, слу­шаю. Рассказывай, почтенная!»

И Рупавати рассказала такую историю: «В городе, которому люди дали имя Пад-мапура, жил царь Прачандасена. Был у него советник, ведавший делами мира и войны, а я была дочерью этого советника. Усердно мо­лилась я богине Гаури, и она, обрадованная этим, так мне обещала: «Доченька, ты меня порадовала очень и потому будешь счастли­вой, получишь достойного мужа и будешь помнить свои прежние перерождения.

Тем временем отец отдал меня в жены сыну того царя Пратапасене, устроив, как по­лагается, свадьбу. От милости богини, даро­вавшей мне мужа, я возгордилась. Царь по­слал как-то раз моего мужа с ответом к царю Випакше. Муж не мог без меня и минуты прожить, поэтому я поехала с ним. После переговоров с могучим царем Випакшей мой муж перепугался и тот же час покинул меня, меня-то, которая была ему дороже жизни! — и бежал в чужие земли. Тогда Випакша, ехавший на слонихе, схватил меня. И поду­мала я: «Тьфу на мужчин! Ведь покинул он меня, обладающую всеми женскими достоин­ствами! Меня, покоряющую своей красотой все три мира, усадив с собой, царь Випакша разве освободит!? Что же будет со мной после утраты чести женской?». Поразмыслила я так и упала без памяти, думая о Пратапасене. В это время я увидела морду слонихи и по этой причине сама слонихой стала3. Обратившись в слониху, я время провожу, тоскуя о Пратапасене. Бешеные слоны приходили забавляться со мной, а я всех их отваживала, никого к себе не допускала. Но вот однажды пришел Пратапасена, обращенный в бешено­го слона, и я, вспомнив прежнее рождение, допустила его до себя. С того времени начи­ная, я с ним и развлекалась.

И вот как-то раз повстречался нам охот­ник на слонов. Тогда Пратапасена в образе слона вдруг бросает меня и мчится в лес. Охотник же, поймав меня, отдал царю, кото­рый сделал меня своей главной слонихой. По­ехал однажды царь на мне охотиться на га­зелей, и, думая о муже в образе слона, рас­паленного страстью, я испустила дух. В мо­мент смерти я увидела газель. Поэтому я родилась газелью, и хотя я пришла в пору, но самцов к себе не допускала, все мечтая о нем. Блуждая по лесу, случилось мне увидеть самца и благодаря добродетели своей я поня­ла — вот Пратапасена, сбросивший облик слона и ставший, как и я, газелью. Я отдалась ему, и с той поры стала я жить с ним счаст­ливо. Но однажды случился в лесу пожар, и Пратапасена, покинув меня в пылающей чаще, сбежал. Я не могла убежать в другой лес и, думая о супруге, отдала душу. В смерт­ный час на берегу озерка увидела я чакрава-ку, и поэтому сама стала чакравакой. Пре­вратившись же в чакраваку, снова никого не допускала к себе и жила, только думая о нем. По воле судьбы так получилось, что Прата­пасена тоже потерял облик газели и, обратив­шись в чакраваку, пришел ко мне. И тогда стала я вкушать различные радости с ним. Однажды прилетели мы на пруд в Кусума­пуре, и он, увидев там множество охотников на птиц, покинул меня и сбежал, а меня пой­мал охотник, и я умерла, думая об одном лишь Пратапасене. В час своей смерти уви­дела я жившую в Кусумапуре красавицу гетеру4, купавшуюся в пруду, и поэтому сама родилась из лона гетеры. Когда же достигла я зрелости, то подумала так: мужчины бессер­дечны и не знают, что такое любовь. Ведь в четырех рождениях Пратапасена бросал ме­ня, преданную ему, заботясь только о своем спасении. И тогда в гневе дала я зарок — отдаваться каждому мужчине только на одну ночь и никому не отдаваться дважды. Вот в чем, матушка, причина».

Вот так поведала она свою тайну подвиж­нице, поклонилась ей и ушла домой, окру­женная толпой красавиц.

Спустя некоторое время Канакадатта по­благодарил подвижницу и, переодевшись, стал ходить по домам гетер, чтобы найти Ру­павати, но нисколько в этом не преуспел. Вот рассказывает он каждой гетере: «Я Пратапа­сена, сын царя Прачандасены, правителя Падмапура, и была моей женой дочь Викра-мадатты. Испугавшись врага, я бросил ту, кто была мне дороже жизни, и бежал. Тогда она, умерев, возродилась слонихой. Я тоже помер, в слона обратился и предавался вместе с ней самым разным любовным забавам. Как-то раз, убоявшись попасть в руки охот­ника на слонов, я бросил ее и бежал в другой лес, а она, хоть и поймал ее охотник, покину­ла жизнь с мыслью обо мне и обернулась тог­да газелью. И я из-за ее горя принял облик самца газели и наслаждался с ней всяческим образом. Случилось так, что в страхе перед лесным пожаром я бежал в другой лес. Она же, думавшая только обо мне, обратилась в чакраваку. Тогда и я обратился в чакраваку и бесконечно забавлялся с нею.

Однажды прилетел я вместе с ней на пруд в Кусумапуре, но, опасаясь попасть в сети охотника, улетел, а ее охотник поймал, и она умерла с мыслью обо мне и родилась, нако­нец, из человеческого лона. Тогда и я, сбро­сив облик чакраваки, стал человеком и жил только мыслью о ней. Записав все это на таб­личках и раздавая их всем гетерам, живу теперь в том же городе, что и она».

Вот Рупавати услышала как-то от людей эту историю, позвала Канакадатту к себе домой. Обо всем расспросила его, кинулась ему на шею и громко зарыдала. Все люди были этим удивлены. И была у Канакадатты и Рупавати взаимная любовь. С той поры Ка-накадатта счастливо зажил с Рупавати, осво­бодившейся от обета, и любовь ее к Пратапа­сене была совершенной. Когда же прошло какое-то время, Канакадатта сказал Рупава­ти : «О милая, родной мой город Пушпавати, так же как Индре — Амаравати. Пойдем туда, и заживу я с тобой, кто мне дороже жизни, счастливо».  И ответила  ему на это упавати: «Все, что прикажешь, всегда ис­полню!» Тогда взял он с собой Рупавати со всей ее свитой, отправился к себе на родину и втайне рассказал всю эту историю царю Вирабаху. Тот же все это выслушал и так про себя подумал: «Вот ведь диво какое! Многие хитрецы не могли с ней позабавиться вторую ночь, а он и сюда с нею пришел. Сделаю-ка я этого Канакадатту своим советником по делам мира и войны». Дал тогда царь Кана­кадатте три жемчужины, пожаловал большой дворец и сделал его при себе советником по делам мира и войны».

И говорит Ветала: «Скажи, о раджа, по­чему Рупавати, знавшая своего мужа в каж­дом перерождении, не распознала Канака­датту? Уж не майя5 ли здесь преуспела?» Раджа так отвечал: «Слушай, Ветала, в каждом рождении она забавлялась со сво­им мужем. По причине этой добродетели она легко могла узнавать его. Когда же она ро­дилась гетерой, то стала греховной и от об­щения с другими мужчинами, хотя и пом­нила о прежних рождениях, позабыла своего мужа». Так, заставив раджу нарушить молчание, Ветала снова повис на дереве шиншипа.

1 Крор — десять миллионов.

Киннары — мифические существа с лоша диными головами.

3 Вся история Рупавати построена на веровании древних индийцев о вечном существовании души и ее перерождениях в разной телесной оболочке.  

Гетера (буквально: подруга, любовница) — в древней Индии незамужняя женщина, ведшая свободный образ жизни, привлекавшая мужчин своими артистическими способностями  и  образованием.

5 Майя — иллюзия, обман.

0

Добавить комментарий