Двадцать пять рассказов Веталы (рассказ семнадцатый)

Царь опять взвалил на плечо и потащил Веталу, а тот ему но­вую загадку загадывает: «О могучий, правил когда-то в городе, прозывавшемся Читракута, царь, и имя ему было Чандраавалока, а жену его звали Индумати. И случилось так, что царь все свое достояние проиграл в кости и, в отчаянии вскочив на коня, уска­кал в лес. Когда же он устал, то увидел кра­сивый пруд, в котором он искупался, потом попил воды и отведал лотосов и тому подоб­ной пищи, да так и остался на берегу пруда. В это самое время, осмотревшись вокруг, царь заметил обитель какого-то мудреца. Он направился туда и, увидев его дочь, покорившую своей красотой все три мира, влюбился в нее без памяти, а она при­няла его должным образом как гостя. Тогда царь с почтением спросил ее: «О лучшая из женщин, чего ради тебе жить здесь?! Полю­би меня, ибо жизнь моя теперь в твоих ру­ках».

На это она отвечала ему: «Вот как раз сейчас мудрец вернется в обитель. Ты, царь, спрячься где-нибудь, а потом и свершишь то, что тебе хочется». Как сказала девушка, так царь и сделал. А когда царь ушел, девушка думала лишь о нем, и мудрец, вернувшись, сразу понял, что ее заботит, и спросил, что случилось. Она, склонив голову и к тому же смущенная, рассказала о приходе царя. Услышав это, мудрец разыскал царя и, ра­достный, отдал ему дочь. Царь же, взяв свою желанную и поклонившись мудрецу, отпра­вился на родину.

Случилось так, что ночью, когда царь и девушка спали под деревом, росшим на бере­гу пруда, некий якша разбудил его и сказал: «Я тебя сейчас съем!» — «Да кто ты?» — спра­шивает царь, а тот отвечает: «Я — якша». Царь ему и сказал: «Ты отпусти меня, я тебе жертву принесу!» А якша на это и говорит:

«Принесешь такую жертву, какую я захочу?» И царь молвил: «Повели, могучий!» После этого якша ему велел: «Ты принеси в жертву сына!»

Царь спрашивает: «Каким же способом жертву свершить следует?» А якша в ответ: «Я только тогда буду доволен, если сын сам умереть захочет, пусть мать за ноги его дер­жит, а ты голову ему с плеч снеси!» И царь согласился на это, вернулся на родину, но по разным обстоятельствам жертвы не свершал и был очень удручен.

Вот на седьмой день один мальчик и го­ворит своему отцу: «Батюшка, принеси меня в жертву, чтобы царю было благо!» Мать и отец на всякие лады его отговаривали, а он все свое: «Если вы так не сделаете, я на себя руки наложу!» Взял тогда царь всех троих, пошел к якше, приготовился принести жерт­ву, как тот ему велел, и приказывает: «Помо­лись, дитя, богу-покровителю ради своего блага!» Мальчик только засмеялся на это. Всеведущий якша, услышав смех мальчика, громко расхохотался и жертву не принял. О могучий, почему хохотали и мальчик и якша?»

Раджа так на это отвечает: «Знай же, Ветала, что мальчик так про себя подумал: «Мать и отец держат меня, одна за ноги, дру­гой за волосы. Вот сам царь занес надо мной меч и готов принести меня в жертву, да еще и говорит при этом: «Помолись, дитя, богу-покровителю ради своего блага!» По этой-то причине он и смеялся. Якша же разгадал причину и подумал:  «Мальчик-то вот над чем смеется: «Кому нужно меня защищать в такой беде?» Поэтому-то и смеялся якша, и так как ему это понравилось, то отправил он этого мальчика, самоотверженно готового по­мочь другому, домой». 

Пока раджа так говорил, Ветала снова по­вис на дереве шиншипа.

0

Добавить комментарий