Как Бобр украл огонь

Когда-то, в начале существования звериного народа, огня на земле не было. Люди ели пищу сырой или готовили ее, пользуясь солнечным теплом. И в вигвамах их не было огня.

— А вот в небе есть огонь,— сказал однажды Орел.— Давайте поднимемся в небо и добудем его.

И тогда звериный народ собрался на большой совет. Он собрался со всех концов страны.

—- Прежде чем мы отправимся в путь, надо исполнить танец войны, — сказал один из зверей. — Пусть кто-нибудь запоет песню, а мы будем под нее танцевать.

И тогда запели разные звери.

— Нет, это не годится, — сказал кто-то.— Под это нельзя танцевать.

И тогда Сорока запела свою песню. Песня была не очень хороша. И Ворон запел свою песню. Но и его песня была не очень хороша. Под нее нельзя было танцевать. Волк запел свою, но и она была недостаточно хороша. И тогда звериный народ позвал Медведя-гризли, чтобы он спел свою песню.

О нет, это просто ужасно! Под это нельзя танцевать!

Так все они пробовали, пока не подошла очередь Койота. Песня хорошая, но и она не понравилась.

— Песня-то хороша,— сказали звери,— но на Койота никогда нельзя положиться. Он сам не знает, что делает, и с ним всегда попадешь в беду.

— А есть две малышки, которые не пели еще,— Летучая Мышка и Гаичка — обе настоящие малышки.

И тогда позвали их обеих. Первой позвали птичку Гаичку, но ее песня оказалась не очень хорошей. И тогда позвали Летучую Мышку.

 — Но я вообще не пою песен.

— И все же тебе придется спеть,— не отступались звери.

— Хорошо. Я попробую.

И тогда она начала свою песню. А когда она кончила, все звери стали ею восхищаться.

— Вот какая песня нам нужна! Спой-ка еще разок. И тогда все они поднялись на ноги и стали исполнять танец войны под песню Летучей Мышки.

— А теперь нам нужно проложить дорогу на небо. Конечно же, у всех у них были луки и стрелы.

— Попробуем сделать дорогу из стрел, чтоб взобраться по ней на небо.

И вот они пытались и раз, и два, и три построить дорогу из стрел. И все крупные животные израсходовали свои стрелы, а дорогу так и не построили. И тогда они снова обратились к Гаичке и Летучей Мышке.

И все большие звери смеялись, когда Гаичка вышла вперед со своим луком и стрелами. Она прицелилась и старательно выстрелила. И весь звериный народ смотрел, как она стреляла, и стрела Гаички долетела до неба и воткнулась там. И тогда Гаичка выпустила вторую стрелу. Вторая стрела вонзилась в первую и осталась в ней. И она выпустила третью стрелу, которая вонзилась во вторую. И она продолжала стрелять. А когда два колчана опустели, цепочка из стрел почти достигла земли. И Гаичка взяла стрелы у других, чтобы закончить дорогу.

Потом они стали карабкаться на небо, чтоб украсть огонь и принести его вниз, на землю. И последним полез Медведь-гризли.

— Надо взять с собой мешок с едой, — сказал он.

— А вдруг там нечего есть?

И Медведь-гризли отправился на небо с большим мешком пищи. Но он был такой тяжелый, что лестница поломалась, и он плюхнулся на землю. Потому он и остался дома.

Когда звери забрались на небо, верховодил и хозяйничал ими Орел. Ведь это у него появилась мысль достать огонь. И как все вожди и хозяева, он, конечно, держался в хвосте, высылая вперед своих лазутчиков, чтобы знать, что делается вокруг. На небо они забрались ночью.

— Так кто — же  будет  искать  огонь? — спросил Орел.

И тогда звериный народ разбился на пары. Дворняжка и Лягушка пошли в паре. Обе были слишком ленивы, чтобы идти на поиски. Обе они лежали, лежали, лежали, лежали и, конечно, ничего не нашли. Потом они вернулись назад.

— Мы ничего не видели,— сказали они. Орел рассердился и к тому же он очень устал. — Нет, надо искать лучше, Я сам пойду. Бобр, ты пойдешь со мной. — Хорошо.

Бобр отправился по воде, Орел полетел над его головой. Орел сел на высокое дерево неподалеку от домов, где жили люди неба. А Бобр проплыл по воде к ловушке. Он забрался в капкан и притворился мертвым.

А наутро человек пришел посмотреть, что там попало в ловушку.

— О, да здесь у меня отличный бобр лежит мертвый!

Он вынул бобра и понес его в дом вождя.

Посмотрите на этого бобра,— сказал он.— Какая отличная, какая нежная шкурка! Сейчас же и обдеру его.

А Орел смотрел с дерева. Когда он пошевелился, люди заметили его.

— Посмотрите, какая красивая птица! Надо поймать эту птицу. Надо убить ее, а перьями украсить головные уборы.

И мужчины побежали в свои вигвамы за луками и стрелами.

А человек с Бобром понес его в вигвам вождя. В этом вигваме и горел огонь — там, куда он принес Бобра. Вскоре они его почти совсем ободрали. И Бобр боялся, что они снимут с него всю шкуру. Если б они сняли ее совсем, он бы уже не смог надеть ее снова; А Орел, что остался возле дома, боялся, что люди подобьют его. Стрелы их подлетали к нему совсем близко. И когда у Бобра шкура осталась уже только на челюстях, человека окликнули со двора:

— Выходи стрелять. Попробуем подстрелить его. Не то этот Орел улетит.

Когда человек, обдиравший Бобра, услышал их крики, он выбежал из дому с ножом в руке. Бобр вскочил и стал заворачиваться в свою шкуру и натянул ее снова, как было. Потом он схватил огонь, спрятал его под когти и бросился к реке. В это время все смотрели на Орла, который поднимался в воздух. И никто не замечал Бобра, пока он не добежал почти что до самой воды.

Орел видел, как товарищ его выбежал из дому. И он уклонялся от стрел, которые посылали в него, до тех пор, пока не увидел, что Бобр входит в реку. Тогда он улетел.

— Эх, упустили мы Орла!—-закричали люди неба. — Упустили Орла!

А человек, обдиравший Бобра, вбежал в дом. Бобра там не было. И огня тоже.

— О, мы потеряли огонь! — закричал он.— У нас пропал огонь!

Орел и Бобр бросились назад к своему народу. И все звери собрались у начала дороги из стрел.

— Огонь у нас!— сказал Орел. — Бежим, пока люди неба не пришли сюда.

— Но лестница поломана,— сказали ему звери. — Ее проломил Медведь-гризли со своим тяжелым мешком пищи.

— Птицы могут лететь так, — сказал Орел, ибо он у них всеми командовал. — Маленькие животные могут спуститься на спинах у больших птиц. Остальные спускайтесь, как сможете.

И маленькие животные стали спускаться вниз на спинах больших птиц. А Койот, призвав свою силу, обратился в сосновую иголку и полетел вниз. Но вскоре сосновая иголка стала падать слишком быстро — слишком быстро для Койота. И тогда он снова применил свою силу и превратился в лист, который стал медленно спускаться вниз. И он приземлился спокойно.

А вот Карп-сосунок приземлился не так удачно. Он прыгнул с последней стрелы, которую обломал медведь, упал на скалы мордой вниз и сплющил себе рот. С тех пор у сосунков сплющенные рты и им приходится высасывать пищу.

Когда звериный народ добрался до земли, все собрались на том же месте, где исполняли свой боевой танец под песню Летучей Мыши.

— А у кого огонь?—спросили звери. И все поглядели на Орла.

 —У меня нет огня, — пропел Орел.

— И у нас нет огня,—пропели Сорока и Ворона.

— И у нас нет огня,— пропели Гаичка и Летучая Мышь.

И так все они пели, протягивали пустые ладони. Тогда вперед выступил Бобр. Он протянул руки, раскрыл ладони и запел так:

— У меня то, за чем мы ходили! У меня то, за чем мы ходили!

Но никто ничего не увидел в его руках. А дочери его подошли к нему ближе и осмотрели его пальцы. Старшая дочь взглянула на большой палец и ничего не увидела. А Бобр все пел:

— У меня то, за чем мы ходили! У меня то, за чем мы ходили!

И тогда вторая дочь осмотрела его указательный палец, но и там не было огня.

—- У меня то, за чем мы ходили! — пел Бобр.

Тут старшая дочь осмотрела его средний палец, и там нашла она огонь, спрятанный за его двойными когтями. И вторая дочь осмотрела его безымянный палец и там тоже нашла огонь, спрятанный под его двойными когтями.

И Бобр собрал огонь в стволы многих деревьев. И то, что Бобр принес с неба, до сих пор у нас. Огонь теперь в каждой деревне. И когда нам нужен огонь, мы можем добыта его из дерева. Во времена звериного народа Койот как-то раз опечалился, потому что люди умирали и отправлялись в страну духов. Думал, думал Койот, как вернуть ему мертвых обратно в страну живых.

У Койота умерла сестра. И некоторые друзья умерли. У Орла тоже умерла жена, и Орел очень горевал и оплакивал ее. И чтоб утешить его, Койот сказал:

— Мертвые не останутся вечно в стране мертвых. Они словно листья, что опадают с деревьев по осени, увядшие, мертвые, желтые. Они снова придут. Когда проглянет трава и запоют птицы, когда набухнут и раскроются почки и зацветут цветы, тогда мертвые вернутся к нам.

Но Орел не хотел ждать до весны. Он хотел вернуть мертвых тут же, без промедления. И тогда Койот и Орел вместе отправились в страну мертвых: Койот бежал, а Орел летел над его головой. Через несколько дней пути они подошли к большому водоему, на другой стороне которого виднелось много-много домов.

— Подгоните к нам лодку и переправьте нас на ту сторону! — закричал Койот.

Но никто ему не ответил.

— Там никого нет,— сказал Орел,— мы зря про шли весь этот путь.

— Они спят,— объяснил Койот.— Мертвые спят днем и встают по ночам. Дождемся темноты.

После заката Койот начал петь. И вскоре четыре духа вышли из домов, сели в лодку и направились к ним. А Койот все пел, и вскоре духи присоединились к нему, отбивая ритм веслами. Но лодка двигалась и. без весел. Она сама по себе скользила по воде.

Когда духи подплыли к берегу, Койот и Орел сели в лодку и вместе отправились на тот берег. Приблизившись к острову мертвых, они услышали, как стук барабанов и звуки танца несутся навстречу им над водами.

   Не входите в дом,— предупредили их духи, когда они причалили.— И не смотрите по сторонам. Держите глаза закрытыми, потому что это священное место.

   Но мы замерзли и проголодались. Разрешите нам войти,— взмолились Орел и Койот.

И им разрешили войти в сделанный из прозрачных циновок большой вигвам, в котором духи плясали и пели под звуки барабанов. Старая женщина принесла им немного моржового жира в плетеной бутыли. Макая в нее перо, она кормила их, пока они не насыти» лись.

И тогда Орел и Койот стали смотреть по сторонам. Внутри вигвама было очень красиво, и там было мно« го духов. Они были одеты в праздничные платья, богато украшенные раковинами и лосиными зубами. Лица их были раскрашены, а в волосах у них торчали перья. Луна, сиявшая над большим вигвамом, наполняла его своим светом. А около луны сидела Лягушка, которая следила за луной с той самой поры, как она туда запрыгнула много лет тому назад. Она следила за тем, чтоб луна ярко освещала певцов и танцоров.

Орел и Койот узнали в некоторых духах своих прежних друзей, но на двух пришельцев никто не обратил внимания. И никто не заметил, что Койот принес с собой корзинку. В этой корзинке он собирался унести духов обратно в страну живых.

Рано утром духи покинули вигвам и отправились на весь день спать. И тогда Койот убил Лягушку, забрал ее шкуру и надел на себя. А в сумерках духи вернулись и снова плясали и пели всю ночь. И они не знали, что это Койот в шкуре Лягушки стоит рядом с луной.

И в самый разгар пения и танцев Койот проглотил луну. И в темноте Орел стал хватать духов, клал их в корзину Койота и плотно закрывал ее крышкой. Потом оба они отправились в страну живых и Койот взял с собой корзинку.

Пройдя довольно большое расстояние, они вдруг услышали в корзине шум и остановились послушать.

— Это люди оживают, — сказал Койот.

Они прошли еще немного и услышали голоса в корзине. Это духи жаловались на свою судьбу.

 — Меня тут толкают и пихают со всех сторон,— простонал один.

—А мне повредили ногу,— простонал другой.

— А мне отдавили руки и ноги,— пожаловался третий.

— Откройте крышку и выпустите нас! — закричали хором несколько духов.

Койот устал, потому что корзинка становилась все тяжелее и тяжелее. Ведь духи снова превращались в людей.

— Давай выпустим их,— сказал Койот.

— Нет, нет,— поспешно ответил Орел.

А немного погодя Койот поставил корзину на землю. Она стала для него слишком тяжелой.

— Давай выпустим их,— повторил Койот,— мы так далеко ушли от страны духов, что они уже не смогут вернуться.

И они открыли корзину. Люди снова обратились в духов и с быстротой ветра помчались назад на остров мертвых.

Орел начал было браниться, но вспомнил, что говорил ему раньше Койот.

   Сейчас осень. И листья опадают, как мертвые люди. Подождем до весны. Когда распустятся почки и расцветут цветы, давай вернемся в страну мертвых и попробуем все снова.

 — Нет,— ответил Койот.— Я устал. Пусть мертвые останутся в стране мертвых на веки вечные.

И тогда Койот установил закон, чтоб люди, которые умерли, никогда не возвращались к живым. А если б он не открыл корзину и не выпустил духов, то мертвые возрождались бы к жизни каждой весной, так же как трава, и цветы, и деревья.

0

Добавить комментарий