Карабатыр. (Казахские сказки)

В давние времена жил в одном селе искусный старый охотник. Жители называли его сыном Инала. Твердая рука у него была и верный глаз, и стрелял он так метко, что мог сразить зверя на любом расстоянии. Промышлял сын Инала одною охотой: бил лосей в лесу, оленей, зайцев и всякую другую живность. Потом продавал на базаре.
Подолгу задерживался иногда охотник в лесу. И вот однажды пришлось ему заночевать в чаще. А когда проснулся и выглянул утром из шалаша, то глазам своим не поверил. Огромный страшный дракон опоясал шалаш хвостом, словно
толстым канатом. Опомнился сын Инала, вынул из ножен свой блестящий кинжал и замахнулся, чтоб изрубить чудовище на куски. А дракон вдруг заговорил человеческим голосом:
— Остановись, белобородый, не пытайся меня убить! Если решишься на это, добра тебе не видать! Не съем я тебя и вреда никакого не причиню! Отпущу на все четыре стороны и вернешься домой, но с одним условием. Известно мне, что вырастил ты трех сыновей. Одного пришли завтра с зарею ко мне. Не исполнишь — пеняй на себя: не жить тебе больше на свете.
Подумал охотник и говорит:
— Ладно. Раз дело так обернулось, обещаю прислать к тебе на рассвете одного сына.
Вернулся отец домой, рассказал, какая беда с ним случилась, и спрашивает сыновей:
— Кто из вас, сыны мои, пойдет в лес и спасет меня, старого?
Отказались оба старших брата, рассудив, что незачем им, молодым, на верную гибель себя обрекать из-за дряхлого старика, которому давно пора на тот свет отправляться.
— Не тревожься, дорогой отец,— сказал младший.— Как только утро ночь одолеет, отправлюсь я к злому дракону ради тебя.
А звали младшего сына звучным именем Карабатыр.
Ночью облачился Карабатыр в свои боевые доспехи, опоясался тяжелым мечом и пустился в дорогу. В лесной чаще разыскал он отцовский шалаш, подкрепился и заснул на охапке соломы.
Разогнало солнечное утро ночную мглу, позолотило седые утесы, золотом брызнуло на росу. Проснулся юноша и увидел, что кольцом свернулся вокруг шалаша ужасный дракон.
Выдернул Карабатыр свой сверкающий меч и занес над головой дракона. Заговорило чудовище человеческим голосом:
— Не торопись, смелый джигит, не маши богатырским мечом — пожалеешь! Лучше иди за мной, куда поведу!
Согласился юноша, вложил меч в ножны и отправился

вслед за драконом. Впереди дракон ползет, извиваясь, сзади— Карабатыр. Идет юноша и думает: «Зачем я послушался этой гадины? Убью-ка я ее, пока не поздно». Только меч над головою поднял, как снова чудовище заговорило:
И в мыслях, джигит, не держи зла против меня. Ударишь — пеняй на себя: не сдобровать тебе тогда. Поспевай лучше за мною.
Опустил Карабатыр оружие.
Долго они шли. Уже и места кругом совсем незнакомые. Завел Карабатыра дракон на широкий двор, огороженный плетнями. Из дома, что стоял посредине двора, вышел седой старик и встретил пришедших поклоном. Был тот старик тхамадою среди чабанов. Столпились вокруг чабаны, зашептались: «Нашел себе зятя наш достойный тхамада!»
Удивился Карабатыр: «Почему называют они меня зятем этого старого человека?»
Не успел он никого спросить о том: подхватили его чабаны под руки, ввели в дом по ступенькам и усадили за стол. Накормил юношу хозяин, напоил с дороги и, взяв за руки, проводил в лагуну1. Выглянул Карабатыр за окно — не увидел дракона. Зато, когда обернулся, ахнул от изумления: писаная красавица перед ним стояла. Щеки румянцем сияют, длинные ресницы стыдливо книзу опущены и коса — до самого пола.
— Кто ты, красавица чудная? И в какой стороне такая красота обитает?
— Потом узнаешь, смелый джигит,— прошептала девушка и зарумянилась еще больше.
С первого взгляда полюбили они друг друга. Обо всем Карабатыр позабыл, очарованный блеском черных очей, и взял хозяйскую дочь себе в жены. Со всего края съехались гости на пышную свадьбу. Семь дней пировали и семь ночей.
Село, в котором жил седой тхамада чабанов, было богатое, жили люди в достатке и благополучии. Растили они тучные стада, выкармливали табуны чистокровных коней. Только мало имели земли и угоняли скот пастись далеко в чужие места. Но вот беда: кто уходил с табунами на пастбище,— ни разу не возвращался — исчезали и кони, и люди.
Узнал об этом Карабатыр и загорелся мыслью пойти туда, откуда не вернулся еще ни один чабан. Пришел юноша к тхамаде:
— Разреши, старейший, испытать счастье? Хочу я пойти туда, откуда никому назад пути не было.
Покачал головою старик:
— Подумай прежде, черноволосый богатырь, много там пропало народу, и никто не знает, что с ними стало. Я не держу тебя: иди, если надеешься на свою силу, если сомневаешься — оставайся дома.
Но твердым остался Карабатыр в своем решении:
— Раз задумал — пойду. Я не первый и не лучший из всех,— так, может быть, буду последним, и перестанут погибать люди.
Знал тхамада о мужестве и силе своего молодого зятя. Согласился он отпустить джигита:
— Тогда собирайся, готовь оружие и доспехи — пригодятся они тебе в таком трудном деле. По пути найдешь балаганы чабанов и табунщиков, погостишь у них, отдохнешь перед дальней дорогой.
Как сказал старик, так и сделал Карабатыр. Начистил золою доспехи, наточил меч и отправился. Гостил он у чабанов и табунщиков и перед уходом на их уговоры не ходить дальше ответил:
— Не просите меня, добрые люди. Твердо решил я пойти туда, откуда нет дороги назад, узнать, кто там живет. Либо я его одолею, либо сгниют мои кости на чужой земле. Если не вернусь — что поделаешь: много таких, как я, головы положили.
Попрощался храбрец с ними, сел на коня и поскакал ветру навстречу. К полудню взобрался он на гребень большой отвесной скалы. И вдруг неизвестно откуда появился перед ним
могучий тур с бородой такой длинной, что волочился конец ее по земле. Поднялся горный козел на задние ноги и ударил крутыми рогами. Разрубила рога коня пополам, а седока отбросили глубоко в ущелье.
Очнулся Карабатыр, поднялся, а тут козел толкает его рогами и гонит впереди себя. Ничего не поделаешь — пошел юноша. К вечеру добрались они до большого стада коз, и вместе с нами пришли к огромной пещере. В глубине ее, сверкая единственным глазом во лбу, сидел великан с волосатой, как у козла, грудью.
— О мой тур, верный слуга! Чую я, достал ты мне добрый ужин!
Загнал великан турье стадо в пещеру и завалил вход огромной каменной глыбой. Задрожали своды пещеры, но выдержали.
Потом одноглазый развел в очаге огонь и посадил Кара батыра рядом с собой, а сам улегся спать, пока накалится на огне железный вертел, и захрапел сразу.
Коптит огонь горячим дымом стены пещеры, из очага летят искры, а великан спит, и из ноздрей вырывается пламя.
Невеселые думы в голове у сына охотника. И тут увидел он, что докрасна накалился железный вертел. Схватил его Карабатыр одною рукой и вонзил в единственный глаз великана. Зашипело что-то во лбу, и запахло паленым. А великан подскочил, как ужаленный, и заметался по пещере, натыкаясь на черные стены.
Карабатыр замахнулся мечом — отрубил туру голову. Содрал с него шкуру и натянул на свои широкие плечи.
По всей пещере, спотыкаясь, бегает слепой великан, но не может схватить батыра. Тогда безглазый слегка отодвинул камень и начал по одной выпускать испуганных коз на волю. Дошла очередь до Карабатыра. Великан провел рукой по спине юноши и принял его за своего любимого тура.
— О козел круторогий! Не видит мой глаз ничего, кроме тьмы! Вся надежда теперь на тебя, да поможет аллах свершению твоих желаний!
А Карабатыр из пещеры вышел, оставив одного великана, и кричит ему:
— Э-гей! Здесь я, слепое чудовище! Лови меня!
Великан погнался за быстроногим юношей, но как ни старался — не мог поймать! Тогда снял слепой кольцо с пальца и бросил его в ту сторону, откуда слышался голос Карабатыра.
— Несчастный!— закричал он.— Возьми кольцо, оно по праву принадлежит тебе и когда-нибудь в трудную минуту поможет!
Поверил батыр и одел на палец кольцо. И сейчас же долина наполнилась какими-то странными звуками: это пело кольцо на пальце у юноши, а великан преследовал его, идя по звуку.
Не раздумывая, подбежал молодой человек к обрыву, сдернул с пальца поющий перстень и швырнул его в пропасть. А великан, как бежал на звук, так и не остановился: рухнул всею своей огромною тушей вниз, на острые камни.
Карабатыр осторожно заглянул в глубокую пропасть и увидел в самом низу, на дне ее, усыпанный камнями луг. Посредине лежал мертвый одноглазый, а вокруг вся поляна была усыпана костями и телами погибших жертв великана.
«Так вот куда девались чабаны и табунщики!» — с грустью подумал Карабатыр и хотел уже уходить, как вдруг заметил, что веки одного из лежавших на лугу людей дрогнули и раскрылись.
— Эй, добрый, смелый молодой человек!— проговорил он, обращаясь к Карабатыру.— Ты доблестно победил зло,— ты должен вернуть нас к жизни. В пещере, которую ты оставил, Стоит кованый черный сундук. Раскрой его и на самом дне найдешь пузырек. Посыпь целебным порошком человечьи кости и оживут давно погибшие люди! Поблагодарят они тебя за беспримерное мужество!
Вернулся Карабатыр под закопченные своды пещеры, отыскал там черный сундук и достал пузырек.
Порошок действительно обладал чудодейственной силой.

Только посыпал батыр истлевшие кости, как поднялись перед ним
живые и невредимые люди.
Сказал им изумленный Карабатыр, поклонившись:
— Вы снова живете, о люди! Нет на свете ни злобного одноглазого людоеда, ни длиннобородого тура, которые погубили вас. Вы свободны, братья, и вольны идти, куда пожелаете. Кто хочет — домой отправится, кому здесь удобнее оставаться,— я спорить не буду, а то пойдемте вместе со мною, куда я пойду!
Большинство решили быть вместе с Карабатыром, остальные возвратились по домам, не уставая благодарить юношу.
А Карабатыр со спасенными людьми благополучно вернулся в страну пастухов.
С радостью и ликованием встретили их чабаны и табунщики, и с почетом проводили героя в дом его тестя. Торжественный и большой пир устроили в его честь.
Уже далеко за полночь вошел Карабатыр в лагуну к молодой красавице-жене, которая давно ждала его.
— О славный муж мой, Карабатыр! Геройские дела совершил ты — убил злого иныжа с единственным глазом во лбу и тем освободил и меня от злого заклятья. Теперь могу я открыть тебе тайну: дракон тот, что привел тебя к старому тхамаде пастухов — это была я сама, твоя любящая жена! Загляни в сарай — лежит в нем чешуя дракона!
— Вот чудеса! Я и не знал, что бился с чудовищем и за твое освобождение. Теперь ты, моя любимая жена, можешь жить спокойно, не ведая страха перед одноглазым иныжем. Сердце мое радуется, что сумел избавить людей от страданий.
— А шкуру дракона нельзя оставить целой — люди будут бояться,— добавил Карабатыр и сжег в огне блестящую чешую.
Смрадный дым от костра пошел, а когда сгорела чешуя — стало небо над страной пастухов ясным и безоблачным.
С той поры, говорят, не бывает там ни гроз, ни бурь, ни метелей. И живут люди счастливо.

А Карабатыр затосковал по родным местам и вместе с прекрасной женой возвратился в родное село к отцу своему
охотнику. Выстроили молодые дом на самом конце села и стали жить дружно. И по сей день дом на прежнем месте стоит.

1 Комната молодожёнов.

Записал Балкаров К.

0