Корова с белой метинкой на лбу (персидские сказки)

У одного человека был сын, Гургин по имени, и очень он этого сына любил. Мальчик еще не умел отличать левую руку от правой, когда его мать умерла. Прошел год после смерти матери, и отец Гургина взял другую жену. Через девять месяцев эта женщина родила мальчика, и у Гургина появился сводный брат.

С того дня, когда этот мальчик родился, и особенно когда он подрос, и эта женщина прочно обосновалась, как говорится, пустила корни в доме, она начала преследовать и мучить Гургина. Больше всего ее злило то, что насколько Гургин был рослым, красивым, белым и розовым, настолько ее сын был низеньким, безобразным, желтым и слабым. В конце концов Гургин стал у нее в доме мальчиком на побегушках. Всю работу по дому она взвалила на него. Кормила его черствым, заплесневелым хлебом, одевала в лохмотья. А отец Гургина все не решался сказать жене: «Ах ты нечестивая! Это мой сын, не смей его мучить!»

Эта женщина дошла до того, что заставила несчастного Гургина, как пастуха, каждое утро выгонять на пастбище стадо коров и овец и вечером пригонять их обратно. В дом она его не пускала, спал он в стойле и смотрел за коровами, овцами и ослами. А своему сыну она говорила, что ниже его достоинства разговаривать с Гургином, и не велела ему ни в чем уступать. Гургин все это видел и слышал и удивлялся малодушию своего отца.

Однажды в поле, около полудня, Гургин проголодался, сунул руку в суму, хотел взять хлеба и поесть и увидел: хлеб так зачерствел, что превратился в камень. Сколько он ни держал его во рту, как ни пытался разжевать, хлеб не становился мягче. Вынул он кусок хлеба изо рта, бросил на землю, сел и задумался.

А в стаде была корова с белой метинкой на лбу, которая очень любила Гургина. Когда эта корова увидела, что Гургин призадумался, она замычала, подошла к нему и сказала человечьим голосом:
— Эй, Гургин! О чем ты думаешь? Он ответил:
— О своей злой доле! Она опять спросила:
— А в чем дело?
И Гургин рассказал корове с белой метинкой на лбу все от начала до конца. Выслушала корова и говорит:
— Не огорчайся! На свете так плохо не бывает. А сейчас встань, вымой хорошенько мои рога, приложи губы к моему правому рогу и попей оттуда, сколько душа пожелает, меда, а из левого рога — масла.

Гургин сказал: «Хорошо», — и так и сделал. Наелся из рогов коровы такого меда и такого масла, какого никогда и не пробовал. Когда он насытился, корова сказала:
— Как проголодаешься, так же делай, но только, чтобы об этом никто не знал. Если узнают, мы с тобой пропадем.
И пошла у Гургина хорошая жизнь. Каждый день, как проголодается, прикладывает он губы то к правому, то к левому рогу коровы и пьет мед и масло. От такой еды стал он розовый и белый, кровь с молоком. Мачеха удивляется, почему Гургин спит в стойле, пасет стадо, ест черствый хлеб, а лицо у него — как яблоко, а ее сын не работает, ест все жирное и сладкое, а лицо у него — как гнилой лимон. От этих мыслей и огорчений у нее чуть чахотка не сделалась. В конце концов стала она подозревать: на пастбище что-то неладно. Кто-то там помогает Гургину, подкармливает его. Чтобы разузнать, в чем дело, говорит она однажды сыну:
— Отправляйся сегодня вместе с Гургином на пастбище и гляди в оба, что он там делает и что ест в полдень.
Приготовила много еды, завернула и дала сыну. Пришли они оба на пастбище. Наступил полдень, и мальчишка говорит Гургину:
— Обедать будешь? Отвечает:
— Нет, мне не хочется, а ты, если хочешь, ешь и наменя не обращай внимания.
Мальчишка съел свой обед, собрал посуду и стал высматривать, что будет есть Гургин. Прошло около часа, и он увидел, как Гургин пошел в середину стада, выбрал одну корову, вымыл ей рога и стал рога сосать. Когда они вечером вернулись домой, мальчишка обо всем рассказал матери. Мать сказала:
— Раз так, ты завтра опять пойди с ним, и, если увидишь, что он не обедает, ты тоже не обедай; что онни сделает, ты делай то же самое и обязательно пососи рога той коровы.

Мальчишка согласился. На следующий день отправились они с Гургином в путь, пришли на пастбище, и, когда наступил полдень, мальчишка говорит:
— Обедать будешь? Гургин отвечает:
— Не буду, ты ешь и не обращай на меня внимания.
Но тот не стал есть и ждал, пока не увидел, что Гургин, как вчера, пошел, вымыл корове рога и стал их сосать. Через некоторое время Гургин наелся вдоволь и пошел к ручью попить, а мальчишка между тем подошел к корове, чтобы тоже пососать из рога, но корова его крепко лягнула, и он полетел на землю. Он сейчас же вскочил и не подал вида, что обо всем догадался, пока не пришел вечером домой и не рассказал обо всем матери. Мать поняла, что все идет от коровы, и стала следить за коровой и Гургином.
Однажды ночью Гургин проголодался и пошел в стойло к корове пососать меда, а мачеха отправилась за ним. Как только он приложил губы к рогу коровы, мачеха схватила его за руку и закричала:
— Ты что делаешь?
Отвечает:
— Ничего особенного, мою корове голову. Мачеха тут говорит:
— Хорошо! Ты любишь эту корову? Так я ж тебе покажу!
Сказала это, пошла в свою комнату, легла на постель и притворилась больной. Послала тут же врачу письмо и написала ему: «Когда тебя ко мне приведут, ты скажи, что единственное средство от моей болезни — мясо коровы с белой метинкой на лбу»
Под вечер отцу Гургина на городском базаре говорят:
— Что ты тут сидишь? Твоей жене совсем плохо, она стонет так, что на небе слышно!

Тот перепугался и тут же послал за врачом. Врач пришел и сказал:
— Она тяжело больна. Нужно зажарить сердце и печень коровы с белой метинкой на лбу и дать ей съесть.
Отец Гургина говорит:
— Ладно, завтра утром зарежим корову с белой метинкой на лбу, мясо сами будем есть, а сердце и печенку дадим ей.
Гургин, когда это услышал, так огорчился, будто все горе мира стало камнем и легло ему на сердце. Через час немного пришел в себя, встал и отправился в коровник, чтобы проститься с коровой до встречи в день воскресения из мертвых и последний раз пососать меда и масла. Но только он вошел в стойло, не выдержал и стал лить слезы обильно, как весенняя туча. Корова говорит:
— Почему ты плачешь? Отвечает:
— Как же мне не плакать, когда тебя завтра убьют, а я без тебя жить не могу.

Корова спрашивает:
— Почему же меня хотят убить?
Тут он ей все рассказал, а она говорит:
— Не плачь, меня не могут убить! Я тебя только вот о чем попрошу: когда тебе велят принести веревку, чтобы связать мне ноги, ты принеси гнилую веревку, а в том месте на огороде, где меня хотят резать, насыпь кучку золы. Когда увидишь, что я встала с земли, вскакивай мне на загривок и хватай меня за рога. До остального тебе дела нет.

Гургин согласился. Утром все проснулись, и отец Гургина говорит ему:
— Принеси веревку!
Тот пошел и принес из коровника гнилую веревку. Не забыл и золы насыпать на огороде. Потом отец сказал Гургину:
— Пока я буду точить нож, вы с братом мне помогите, свяжите корове ноги.
Гургин с братом связали корове ноги и повалили ее на землю около кучи золы. Отец Гургина наточил нож и подошел к корове. Как только он поднял руку, чтобы вонзить ей нож в горло, корова рванулась, разорвала гнилую веревку, ударила всеми четырьмя ногами в кучу золы и запорошила ею глаза всем стоявшим вокруг. Гургин тут же вскочил корове на спину, она вылетела из ворот и понеслась как ветер в поле, к тростниковым зарослям. Там она опустила Гургина на землю и говорит:
— Сорви тростинку и сделай из нее флейту с семью отверстиями. Я тебя оставлю на опушке этого леса, а сама уйду. Как с тобой что-нибудь случится или ты проголодаешься, поиграй на флейте, и я тут же приду и все для тебя сделаю.

Она ушла, а Гургин остался там. Раз в день он играл на флейте, корова приходила, поила его медом и маслом и уходила.
Но послушайте, что это был за лес. Лес принадлежал падишаху той страны, а падишах подарил его своей дочери, чтобы она, как ей надоест гулять в саду, приходила туда. Прошло два-три дня после появления там Гургина, и дочь падишаха, которую звали Роушанак, пришла в тот лес погулять со своими сверстницами. Гургин, как увидел их издали, сразу залез на дерево. Девушки собрались около этого дерева, танцевали, бегали вокруг, играли в кошки-мышки, и не знаю уж, как случилось, но Роушанак вдруг заметила на дереве Гургина.
Видит: ну и юноша! Ну и молодец! Ну и богатырь!
Такого красавца она еще не видывала! Она побледнела, ноги у нее подкосились, она потеряла сознание и упала. Девушки подумали: «С ней что-то случилось», стали ее трясти и растирать. Как она очнулась, повели ее домой во дворец. Но Роушанак все время думала о Гур-гине и была как зачарованная.
Роушанак была настолько прекрасна, что слухи о ее красоте распространялись по многим городам. Сыновья падишахов со всех сторон приезжали просить ее руки, привозили подарки, но она всем отказывала, и отец ей говорил:
— Почему ты так поступаешь, дочь моя? В один прекрасный день ты все равно должна будешь стать чьей-нибудь женой, и чем скорее пойдешь в дом мужа, тем лучше!

Роушанак отвечала:
— Мне ни один из них не нравится, я к тому пойду, кто похитит сперва мое сердце!
В тот день, когда она увидела Гургина, она сказала отцу:
— О отец! Мне снилось, что кто-то мне говорит:"Твой будущий муж — в твоем собственном лесу, на дереве". Только его руки я прошу у тебя.
Отец сказал:
— Кто посмеет войти в этот лес? Она ответила:
— Я не зря этот сон видела!

На следующий день после разговора с Роушанак падишах послал в лес десять своих телохранителей. Они отправились туда. Когда Гургин их увидел, он влез на дерево. Они подошли к этому дереву и говорят:
— Эй, юноша! Живо слезай! Тебя требует к себе падишах.
Гургин отвечает:
— Я не слезу. Телохранители рассердились:
— Ах ты не слезешь? Так мы тебя сейчас оттуда стащим!
Только они собрались лезть на дерево, как Гургин заиграл на флейте, и появилась корова с белой метинкой на лбу. Двух или трех боднула рогами, и они разбежались, пошли к падишаху и все ему рассказали. Падишах говорит:
— Пойдите захватите его врасплох!

И телохранители однажды ночью, когда Гургин спал под деревом, напали на него, выхватили у него из кармана флейту и притащили его к падишаху. А падишаху Гургин очень понравился, он благословил свою дочь и велел готовить свадьбу. Но Гургин ему сказал:
— Я возьму твою дочь в жены только при том условии, если мне отдадут мою флейту.
Падишах велел принести флейту, и Гургин заиграл на ней. Появилась корова с белой метинкой на лбу. Гургин все ей рассказал и прибавил:
— Я хочу, чтобы на моей свадьбе был также и мой отец.

Корова пошла и привела отца. Когда он пришел, начали праздновать свадьбу. Семь суток весь город был разукрашен. Жениха и невесту посадили на слона и возили по городу. Падишах усыновил Гургина, и, так как он не имел сыновей, Гургин стал его наследником.
С неба на землю упало четыре ароматных яблока: одно для Гургина, одно для Роушанак, одно, чтобы эта сказка дошла до нас, и одно, чтобы эта сказка распространилась по всему свету.

0

Добавить комментарий