Куйцук и великаны. (Казахские сказки)

Жил, говорят, в одном кабардинском селении неприметный маленький человек с коростой на голове. Звали его Куйцук. Смеялись над ним односельчане:
Короста, короста,
Забавна ты просто.
Под солнцем ты сохнешь, Под дождиком — мокнешь.
Коросту — заразу
Чеши пятерней,—
Излечишься сразу,
Несчастный больной!
Не было на селе человека, который не насмехался бы над Куйцуком. А Куйцук не обращал внимания. Так и жили. И вот однажды напали на жителей семь огромных братьев-иныжей и похитили единственную дочь хана.
Хан разгневался, забегал по двору, затопал ногами. Послал слуг и стражников в погоню за великанами, но не догнали посланные никого. Тогда собрал хан со всего ханства джигитов, известных своею храбростью, и сказал им:
— Мир вам, люди добрые! Позвал я вас, находясь в великой печали: дочь мою, красавицу, умыкнули, увезли злые иныжи! Кто выручит ее из беды, станет зятем моим и получит половину моего богатства!
Почти все согласились попытать счастья и, снарядившись, разными путями отправились в страну великанов. Только хану от этого легче не стало — ни один из ушедших назад не вернулся. Совсем хан опечалился. Велел повсюду объявить, что все ханство свое отдает тому, кто возвратит ему дочь.
Снова отправились люди на поиски, однако назад никто не вернулся.
Потерял хан надежду увидеть красавицу дочь живою, горе его одолело, сидит во дворе, слезы льет.
А иныжи так приохотились бывать в той стране, что увозили ночами каждый месяц по одной девушке.
Решил Куйцук отомстить великанам за их злодейства. Надел на себя суму с припасами, взял свою палку и, никому не дав знать, тайком ушел из селения. Шел он шел и очутился в незнакомом густом лесу. Долго пробирался Куйцук по кустам, наконец выбрался на поляну. Осмотрелся вокруг и увидел здоровенного детину, который пас зайцев. Одна нога у детины за пояс заткнута, а к поясу абракамень привязан.
Куйцук подошел, поздоровался.
— Да умножится твое стадо, уважаемый зайцепас!
— Да пошлет тебе аллах удачи, кунак! Пожалуй к нам — гостем будешь.
— Пусть много будет у тебя гостей,— ответил Куйцук.— Спасибо. Слушай, смотрю я на тебя и не разберу, в чем дело: пасешь ты зайцев, одна нога у тебя пристегнута к поясу и абракамень привязан. Почему так?
Не успел Куйцук договорить, как побежал пастух за зайцем, который от стада отбился, повернул его назад и подогнал к остальным. Потом ответил:
— Это потому, гость, что если на двух ногах погонюсь за косоглазыми, сразу перегоню намного, а когда вернусь — разбегаются зайцы. Удобнее на одной ноге.
— Понятно,— сказал Куйцук.— Слушай, я иду в одно место, может, пойдешь со мною?
И рассказал он зайцепасу, что идет в страну великанов отбивать у них девушек, которых они за год похитили. А если сумеет, то опустошит родину коварных иныжей.
— Согласен. Давай хоть сейчас отправимся.
— Пошли,— сказал Куйцук.— Не посчитай меня любопытным, но назови свое имя.
— Меня Скороходом зовут,— сказал пастух,— а тебя?
— Я — Куйцук.
Двинулись они в путь, не мешкая. Шли, шли и, пройдя третью часть леса, добрались до самой чащи. Тут они встретили человека, который занимался тем, что шутя выдергивал с корнем толстые чинаровые деревья, сплетал их между собой, словно конопляные веревки, и опять разрывал.
— Да поможет тебе аллах, лесной человек!— в один голос проговорили приветствие оба путника.
— И вам удачи, добрые люди! Добро пожаловать!
— Спасибо, но не сможем мы зайти к тебе в гости: далек и труден наш путь,— лежит он в страну иныжей! Может, пойдешь за компанию с нами?
— Отчего не пойти? С радостью!
— Да снизойдет на тебя милость аллаха! Не сочти нас праздными и любопытными, но назови, лесной человек, свое имя.
— Почему не назвать? Зовут меня Сильноруким. А вас?
— Мое имя Куйцук, а его Скороходом назвали,— ответил Куйцук.
Пошли они дальше втроем. Шли, шли и, как до половины леса добрались, увидели человека, сидевшего у обочины дороги. Держал он в руках голубя и голубку. Вырвет перо из крыла у голубя — голубке воткнет в крыло; у голубки выдернет — голубю вставит.
— Помоги тебе аллах, незнакомец,— в один голос поздоровались путники.
— Мир и вам,— сказал человек.— Добро пожаловать!
—- Пусть добро тебе наш приход принесет, но заглянуть к тебе в дом мы не сможем: идем в страну великанов. Мстить за злодейство хотим коварным иныжам. Может, отправишься с нами?
— Почему не отправиться? Всегда рад я доброму делу помочь, да вот беда — компании не было!
— Тогда пошли,— сказал Куйцук.— И не сочти мою просьбу праздной: назови свое имя.
— Изволь. Зовут меня все Чудодеем, а вас?
— Меня — Скороход.
— А меня — Сильнорукий.
— А я — Куйцук.
Познакомились они и вчетвером двинулись дальше. Шли долго, а когда выбрались из лесу, раскинулось перед ними большое озеро. В средине его сидел огромный верзила и одним здоровенным глотком всю воду из озера выпивал, а потом разом выплевывал ее обратно.
— Помог и тебе аллах, добрый человек,— в один голос сказали все четверо.
— Будьте здоровы и счастливы, молодцы, добро пожаловать, гостями будете!— ответил странный человек и поздоровался за руку с каждым.— Назвал бы вас всех по именам, да не знаю, как зовут вас. А меня — Водохлебом!
— Меня — Скороходом.
— Меня — Сильноруким.
— Меня — Чудодеем.
— А я — Куйцук,— сказал Куйцук и добавил:— Такое дело у нас, уважаемый, идем мы мстить великанам за обиду великую. Может, с нами пойдешь?
— С радостью,— согласился Водохлеб.— Только таких молодцов, как вы, мне не хватало,— сказал он так и одним махом осушил озеро. Взяли они его с собой и тронулись дальше.
Вскоре вышли путники на широкое поле и увидели, что на далеком краю его, где восходит солнце, слегка виднеется над горами какое-то пятнышко. Оказалось пятнышко диким козлом, в которого стрелял меткий охотник, как раз когда все пятеро к нему приблизились.
— Счастливой тебе охоты, стрелок,— сказали они все вместе.
— Пусть все дни ваши станут счастливыми,— ответил охотник.— Добро пожаловать — добыча готова. А когда есть дичина — и обед будет.
— Не грех и зайти,— сказал Куйцук.— Уже полдень. Охотник пригласил гостей к себе в шалаш и говорит:
— Посидите, меня подождите: схожу за добычей. Вернусь скоро.
— Нет, уж лучше я пойду,— сказал Скороход.
Не успели развести огонь, а он уже вернулся, неся на плечах козла, которого подстрелил охотник.
Козла разделали, положили в котел и сварили. Куйцук вынул вареное мясо и разделил на семь равных частей.
— Как так, Куйцук? — спросил Водохлеб,— Нас всего шестеро, а ты мясо на семь частей поделил?
— Для нового гостя, Водохлеб, порцию приготовил,— ответил Куйцук, и только он проговорил это, как вошел в шалаш незнакомец и поклонился всем:
— Пошли вам аллах здоровья и радости,— сказал он.— Ты что же, Водохлеб, на мою долю позарился?
— Привет тебе, пришелец, садись с нами и отведай козлятины, никто твоей доли не тронет,— сказали все, кроме одного Водохлеба. Встали и поздоровались с гостем за руку.
А от вареного мяса пар по шалашу пошел. Сели они и принялись за козлятину и остывшую пасту.
— Вы, наверно, меня не знаете,— сказал гость.— Зовут меня Предсказателем. Знаю, что собрались вы на доброе дело, и решил с вами идти. Имена ваши мне известны: слышал, когда вы знакомились, только не знаю, какое имя к кому относится. Одного Водохлеба запомнил, потому что он на мою долю мяса позарился.
Откусил Предсказатель кусок козлятины и спросил:
— Кто же из вас Скороход будет?
Поклонился Скороход и ответил, что его так зовут люди.
— А кто Сильнорукий?
— Я!
— А Чудодей?
— Я!
— Двое осталось. Кто ж из вас Куйцук будет?
— Я,— ответил Куйцук.— Одно плохо вышло. Видно, крепко мы проголодались, недаром говорят в народе: «Голод проймет — и родичей позабудешь»,— не спросили мы имени охотника, который так щедро нас угощает.
— Стрелком меня называют,— сказал охотник.
Пообедали они в шалаше, хорошенько отдохнули и снова
отправились в путь. Вскоре и пришли в страну великанов.
Три огромных иныжа охраняли границу своих владений. Попробовали они преградить дорогу товарищам, да Сильнорукий КАЖДОМУ из них по два ребра переломил и велел показывать путь к царю великанов.
Испугались иныжи и повели. На третий день показались стены неизвестного города. Подвели иныжи незваных гостей к владениям своего царя, доложили ему о пришельцах, а сами отошли в сторону. Царь великанов и приказал страже:
— Скажите гостям непрошеным, чтобы во двор по одному входили. Как станут входить — хребет каждому переломите и избавимся мы от них.
Услышал Предсказатель эти слова через стены и друзьям своим передал. Тогда предложил Сильнорукий:
— Не тревожьтесь напрасно: я первым войду.
Согласились все, и пошел Сильнорукий первым.
Во дворе бросился на него великан, но силач так хватил его о каменную стену, что разом переломил пополам. Со всеми остальными он поступил так же. Поднялись путники по мраморной лестнице и увидел и грозного царя иныжей.
— Что пожелать тебе, царь?— сказали они.— Будь пока хоть хорошим хозяином.
— Да пошлет вам небо здоровья. Добро пожаловать, гостями будете,— отвечал царь недовольно.
— Раньше ответь нам, царь. Пришли мы сюда по делу.
— Спрашивайте — отвечу.
— Мы из той страны, которую грабили твои иныжи,— сказал Куйцук.
— Та же участь и вас постигнет,— нахмурился царь.
— Подожди, дай слово сказать,— не отступает Куйцук.— Если перестанешь нападать на нашу страну и вернешь всех
девушек, что великаны похитили, тогда мирно говорить станем.
Захохотал верховный иныж так, что ветер по полям прошел и чуть не сдуло маленького Куйцука.
— A-а-ха-ха-ха! Только и всего? Задача нетрудная. Эй, люди!
Хлопнул иныж дважды в ладони так, что у Куйцука в глазах потемнело от шума:
— Отведите гостей за стол и накормите!

Сбежались царские слуги и повели семерых в гостиную. Стены в ней были медные. Стол и кресла — тоже из меди
Остались они в гостиной одни. Тогда сказал Предсказатель:
— Знаю я, что он задумал. Напротив каждого из нас посадит по великану, и подсыплют они нам яду.
Едва успел провидец шепнуть, что замыслил хитроумный иныж, как поставили перед ними семь блюд с разными угощеньями. А великаны вошли в гостиную со своей едой и сели с другой стороны стола. Тут Чудодей незаметно переставил тарелки. Проглотили иныжи по кусочку и застыли, как изваяния на медных креслах.
Великан-слуга, который к столу кушанья и питье подносил, передал обо всем царю. Разгневался тот, но опомнился и послал к гостям своего человека. Обратился к ним с речью посланец:
— Решил наш мудрый царь, как делу помочь. Предлагает он вам потягаться с иныжами в беге, в еде и борьбе. Кто выиграет — тот победитель. Его желание будет законом. Одолеете великанов — исполнит царь вашу просьбу. А проиграете — сварит вас живьем и съест вместо обеда.
— Мы готовы,— сказали Скороход, Водохлеб и Сильнорукий.
Приказал верховный иныж поставить посредине двора высокий помост, позвал туда гостей и сам привел семерых братьев силачей-великанов. Взошел на помост один из семи и заорал громовым голосом.
— Начинайте!— распорядился царь.
Поднялся на помост Сильнорукий, обхватил иныжа вокруг пояса и вмиг переломил, как тростинку. Потом выпрямился и огляделся, будто ничего особенного не сделал.
Переломил он и второго иныжа, и третьего. Пятерых унесли с помоста без памяти, а шестой великан стал одолевать Сильнорукого. Тогда Чудодей тайком отобрал у иныжа силу и вдохнул ее в Сильнорукого. Поднял тот врага над собой и
швырнул на землю так, что сломал ему все двадцать четыре ребра как сухие хворостинки.
Когда вышел наверх седьмой великан — повесили друзья головы: огромен он был и страшен, а на шее, толстой, как у быка, мускулы горбом вздулись. Однако — нечего делать — схватился с ним Сильнорукий. Задрожала земля вокруг. Вот уже поднял великан Сильнорукого, чтобы бросить на землю, а Чудодей не зевает вдохнул он силу иныжа в тело Сильнорукого, а слабость его — в иныжа. Подогнулись у великана ноги. Тут Сильнорукий поднял его над головою и кинул на землю так, что разломилось страшилище на куски.
А царь сидит и наливается злобой. Но промолчал — велел начинать бега.
Выступил вперед длинноногий бегун великанов — в руках две бутылки держит. Стал рядом с ним Скороход. Должны были они добежать до места, где заходит солнце, и возвратиться назад. Не успели все оглянуться, как оба они пропали из глаз. Солнечный день утро сменил, потом покатилось солнце к закату. Шепнул Предсказатель Стрелку:
— Одна из бутылок, которую держал великан, пьяной махсымой наполнена, а другая — водой. Разгадал я злой умысел: как добегут они до поворота, так отдыхать будут,— иныж воды напьется, а Скорохода махсымой напоит. Отяжелеет голова у нашего друга, ослабеют ноги и отстанет он от иныжа.
Глянул охотник в ту сторону и увидел, что Скороход положил под голову пустую бутылку из-под махсымы и спит себе крепко, а бегун великанов уже близко; третью часть обратного пути осталось ему пробежать.
Вскинул меткий стрелок ружье и выстрелил в бутылку, которая под головой у Скорохода лежала. Разбила ее пуля со звоном. Встрепенулся Скороход, оглянулся кругом и понял, в чем дело. Сбросил он с ремня абракамень и помчался стрелой. Бежал, бежал — а соперника нигде не видно. Тогда отстегнул от пояса вторую ногу и полетел быстрее ветра. Первым он возвратился назад.
Удивился запыхавшийся великан, прибежав последним
— Как это ты обогнал? Я не видел тебя.
— И я тебя тоже не видел,— засмеялся Скороход.
У царя иныжей лицо позеленело от злости, но промолчал он опять и велел продолжать состязание.
Вернулись все в медную гостиную. Посадили за стол иныжа и Водохлеба. Положили перед ними на огромных подносах два вареных вола, целые горы пасты и по бочонку бульона.
Всё в один миг соперники проглотили.
— Принесите им по паре буйволов, две подводы пасты и по два бочонка бульона!— крикнул царь.
Заволновались Куйцук и его друзья: разве осилит Водохлеб столько?
Положили на стол буйволов, пасту, поставили по два бочонка бульона.
Обжора-великан едва успел съесть одного буйвола и запить бочкой бульона, а Водохлеб свое все проглотил и у великана подобрал остатки.
Царь иныжей ушел, не говоря ни слова. Ушли с ним и великаны, чтобы по приказу царя разжечь огонь вокруг медной гостиной. Повиновались слуги.
— Они хотят сжечь нас!— догадался Предсказатель. А медные стены и потолок уже начали нагреваться.
Вот тут и вспомнил Водохлеб, что недавно он целое озеро осушил. Стал он гостиную водой поливать: целые фонтаны изо рта бьют. До тех пор поливал, пока не кончился весь лес в стране великанов и не остыли медные стены.
Открыл царь иныжей медную дверь в гостиной семеро гостей сидят за столом как ни в чем не бывало.
— Вы победили!— сказал он со вздохом.— Повторите мне вашу просьбу.
— Повторить — не великий труд, — усмехнулся Куйцук.— Вот она, наша просьба: всех девушек, что у нас похитили, всё добро, что награбили,— возвратите сполна. Сами земли
эти покинете и забудете дорогу в наши края. Так мы хотим и на том стоять будем.
Помедлил с ответом царь: не хотелось ему соглашаться, но что было делать с людьми, которые в огне не горят? Пообещал он исполнить все, что они потребовали.
Освободил довольный Куйцук томившихся в неволе девушек, забрал добро, награбленное иныжами, и отправился в путь-дорогу.
Перед уходом свадьбы сыграли. Каждый из его друзей взял по любви замуж одну из девушек. Попрощался Куйцук с ними и вернулся в родные места. Встретили его с радостью и почетом. Взял Куйцук в жены дочь хана и зажил припеваючи. Построил дом на краю села, который и по сей день там стоит. Пользовался Куйцук большим уважением и почетом. Теперь уже никто не насмехался над ним.

Записал Жанимов Б.

0