Лиса и барсук. (Казахские сказки)

Шла однажды лиса по дороге, сама не зная куда, и встретила барсука. Поздоровались они, как между зверями полагается, и стали разговаривать. Решили дружить и помогать друг другу во всем до самой смерти. * Дальше пошли вместе, и попалась им по пути жареная курица.
— Послушай, барсук, — сказала лиса, — я больше тебя голодна, я съем курицу.

Не согласился барсук:
— Нет, —говорит, — кто из нас двоих старше, тому и есть курицу.
— Хорошо, — сказала лиса. — Ты в каком году родился?
Барсук важно нос кверху задрал:
— Я родился, когда в мире еще никакого порядка не было, а земля была тогда жидким месивом, как нынешние болота.
— О, горе мне, горе! — заголосила лиса.
Удивился барсук, спросил ее, о чем она воет.
— Горе мое ты мне напомнил. В том самом болоте утонул мой младший сынок!
— О-о! —сказал барсук. — Ты, конечно, старше меня, ешь на здоровье себе эту курицу.
Одним махом лиса курицу проглотила. И костей не оставила.
Двинулись они дальше в путь.
Долго шли, пока не наткнулись на вареного гуся.
— Ты, лиса, курицу съела, — а я за гуся примусь, — решил барсук.
— Как можно! —возразила лиса. —Нет, давай по справедливости: гусь побольше, чем курица. Лучше так поладим: чей отец выше ростом был, — тот и съест гуся.
На том и сошлись. Стали про отцов своих вспоминать.
— Мой отец доставал головою до неба, — сказал барсук, очень довольный, что так хорошо придумал: выше неба ведь ничего не бывает.
Однако и лиса не промах:
— А не замечал твой отец, что его по голове чем-то тяжелым стукало?
— Замечал, — отвечал барсук. — Только огромный он был человек, не больше чем комариные укусы казались ему те удары.
— А ведь то был серебряный наконечник от ремешка, которым мой отец свои ноговицы подвязывал, — засмеялась хитрая лиса.
— О-о! — сказал барсук, — опять я проиграл: твой отец выше ростом. Ничего не поделаешь — бери гуся.
Съела лиса вареного гуся, и опять они тронулись в путь.
До самой ночи шли и на опушке леса на целую овечью тушу наткнулись.
Ты, лиса, курицу и гуся съела, — сказал барсук, —клянусь аллахом, овца мне по праву достанется.
Не согласилась лиса, снова схитрила:
— Что ты, как можно! Давай уж по справедливости: ляжем спать, кому сон лучше и интересней приснится, тому и овцу съесть.
Не стал спорить барсук. Улеглись оба спать на охапке сена. Дождался барсук, пока уснет рыжая, съел овцу за один присест и тоже рядышком захрапел.
Настало утро. Лиса глаза заспанные продрала и спрашивает:
— Как спалось, дружок, что во сне снилось?
— Сначала ты расскажи, что увидела, —попросил Барсук.
Стала лиса рассказывать:
— Снилось мне, дружок, что сосватали за меня ханского сына. Сам хан приехал на фаэтоне и отвез меня к себе во дворец. Стены золотом в покоях у него украшены, потолок блестит драгоценными камнями и аромат кругом такой, что голова кружится. Посадил меня за стол, на котором всякая еда была понаставлена. Свекор мой, великий хан, не знает, чем угодить: то курицу несут к моему почетному креслу, то индюшатину, то гусей, жаренных в масле. Под конец на подносах серебряных баранину поднесли.
И напитков разных на столе много: махсыма пенная да пьяная, благородное сано, вино прозрачное, — всего я напробовалась. В жизни так я не пила и не ела. Ну, а теперь ты расскажи, что во сне видал.
— Истинную правду ты мне рассказала, — отвечает барсук, — я ведь тоже в ханский дворец пробрался, только с черного хода. Краешком глаза подсмотрел, как по-княжески тебя угощали ханские слуги. Хотел в зал пройти, да не пустила стража, чуть по шее не надавали. Посмотрел я еще, посмотрел, вижу — ты, словно курица, в сметане купаешься, и баранину ешь, и козлятину, груши спелые, виноград сладкий. Подвело мне живот: вчера-то весь день сухого чурека у меня во рту не было. Вот и решил я, что ты теперь важная птица, с самим ханом породнилась, не станешь вчерашнюю овцу есть. Подумал я так и съел овцу вместе с косточками.
Облизнулась лиса, но ничего не сказала.
С той поры не дружит она с барсуком.

Записал Жанимов Б.

0