Лоточник (персидские сказки)

Было ли так или не было, а жил в давние времена лоточник. Были у него жена да сын, которого звали Бахрамом. Сынишку еще не отняли от груди, как отец его скончался. Вдова не стала выходить замуж и отдала все свои силы на воспитание сына. И вот юноше исполнилось восемнадцать лет. К этому времени мать продала все, что было накоплено мужем, и у них ничего не оставалось, кроме кошелька с тремя сотнями дирхемов1. Эти деньги были отложены на черный день.
Проснулась мать как-то утром и разбудила Бахрама:
— Сынок! Вот уже шестнадцать лет, как твой отец приказал долго жить. Твоя мать осталась вдовой ради тебя. С помощью Аллаха, смирив свои желания, я не помышляла о новом замужестве и вот вырастила тебя. Теперь тебе пора начинать самостоятельную жизнь. Займись-ка ремеслом отца! Пойди на базар, купи что-нибудь и перепродай — так и заработаешь на жизнь.
Сказала она это, поднялась, взяла с полки кошелек, вытряхнула из него сотню дирхемов и вручила Бахраму со словами:
— Возьми, уповай на Аллаха и иди торговать. Бахрам взял деньги и кошель и вышел из дому.
Прошел он городской майдан, вышел на базар, осмотрелся по сторонам — что бы ему такое купить? И тут видит он: завязали мальчишки в мешок кошку и собираются утопить ее в реке. Кошка в мешке мяукала, и Бахраму стало жаль ее. Он подошел к ребятишкам и сказал:
— Зачем зря обижаете тварь? Развяжите мешок, пускай себе идет куда ей хочется!
— Если тебе жаль ее, — ответили они, — выкладывай сто дирхемов, и кошка будет твоей!
Бахрам отдал им сто дирхемов и выпустил кошку из мешка. А кошка, как только очутилась на свободе, поцеловала ногу юноши, потерлась о нее и сказала:
— Добро не будет забыто!
И пошла, оглядываясь на Бахрама. Вечером, когда Бахрам вернулся домой с пустыми руками, мать спросила его:
— Ну, что ты делал? Что купил, что продал? Бахрам рассказал обо всем, а мать в ответ только промолчала.
Утром она пришла к нему и так сказала:
— Сынок! Ты спас животное, это хорошо. Животные появились на свете раньше нас и облегчили нам жизнь. Мы обязаны помогать в беде тем из них, которые не вредят нам. Но ведь надо подумать и о собственной жизни. Я дам тебе и сегодня сто дирхемов. Иди, начинай торговать!
— Ладно, — ответил Бахрам, взял деньги и вышел из дому.
Не дошел он еще до городского майдана, как увидел: одели ребята ошейник на собаку, бьют ее и волокут, чтобы сбросить с городской стены. Бахрам пожалел собаку, подошел к мальчишкам и стал просить:
— Не обижайте ее! Ведь собака — преданное животное! Снимите ошейник, и пусть идет куда глаза глядят.
— Если тебе так ее жаль, — ответили ему, — купи ее и освободи.
Бахрам заплатил сто дирхемов и освободил собаку. Собака повертелась вокруг Бахрама, повиляла хвостом и заговорила:
— О человек! Ты, верно, сын благородной матери, ты совершил добро — добро и пожнешь!
И пошла, оглядываясь на Бахрама.
Как и вчера, Бахрам вернулся домой пристыженный, с опущенной головой, с пустыми руками. Он выслушал от матери те же упреки, но на этот раз мать была построже.
И на третий день мать опять дала ему сто дирхемов и напутствовала:
— Сегодня надо, наконец, заняться куплей-продажей!
Взял Бахрам деньги и вышел из дому. До вечера бродил он по базару, а ничего не купил и не продал, устал и сел у стены, чтобы немножко отдохнуть. И вдруг видит он: несколько человек разводят огонь и собираются сжечь на нем какой-то ящичек. Подошел он к ним и спросил:
— А что в этом ящичке? Зачем вы хотите сжечь его?
— В нем красивое и изящное животное.
— Так не сжигайте его, пусть идет своей дорогой! А те ему в ответ:
— Если тебе так жаль эту тварь, то отдай сто дирхемов, и ящик будет твой. Тогда делай, что хочешь.
Бахраму ничего не оставалось, как заплатить деньги. Хотел он было приоткрыть крышку ящичка, а люди говорят:
— Нельзя его здесь открывать! Отнеси за город. Понес Бахрам ящичек за город, открыл его — и что
же? Оттуда выползла змея. Он испугался и хотел бежать, но тут змея заговорила:
— Куда бежишь? Ты не сделал мне зла, а наоборот, спас от огня и смерти. Мы, змеи, никогда не кусаем и не жалим того, кто спас нас. Иди себе своей дорогой!
Тут Бахрам сел в сторонку и схватился за голову. Ведь он отдал последние сто дирхемов, чтоб освободить змею. Сидит он, удрученный, и не знает, что ж ему сказать матери?
Увидела змея юношу в такой печали, догадалась, что есть у него свое горе, и спросила:
— Почему ты такой невеселый и хмурый? Рассказал ей Бахрам обо всем, а змея и говорит:
— Я тебя во_знагражу. Мой отец — змеиный царь, а я — его единственный сын, и он меня любит больше жизни. Подожди здесь, я приведу его и расскажу, как ты меня спас. «Не будь тебя, — скажу, — я превратилась бы в золу и очаг твой погас бы». — Когда я кончу, отец спросит у тебя: «Чем отблагодарить тебя за твою доброту?» Ты попроси печать Сулеймана. Ни на что другое не соглашайся, только это проси.
И вот змея рассказала отцу обо всем, ничего не тая. Змеиный царь несказанно обрадовался, что его сын остался жив, и говорит Бахраму:
— Проси у меня за свое доброе дело чего пожелаешь!
Тут Бахрам и ответил:
— Если хочешь наградить меня — подари мне печать Сулеймана.
А печатью Сулеймана, скажу я вам, называют перстень Сулеймана, потому что на камне этого перстня написаны заклинания.
— Кто тебе рассказал о перстне Сулеймана? — спросил змеиный царь. — Он переходил после Сулеймана от отца к сыну и, наконец, достался мне. А переходит он из одних рук в другие с наказом не отдавать его неблагородному человеку, потому что, если узнает об этом злой див, он завладеет перстнем и перевернет весь мир. Перстнем должен владеть человек храбрый и с чистым сердцем.
— Может быть, я подойду, — говорит Бахрам. Долго продолжалась их беседа, и в конце концов змеиный царь отдал Бахраму перстень, но предостерег его:
— Не вздумай проболтаться кому-нибудь о перстне! Носи его всегда с собой и храни так, чтобы никто о нем
не узнал.
Бахрам взял перстень, попрощался со змеиным царем и пошел. Догнала его змея:
— Юноша! А ты спросил, что это за перстень?
— Нет, — говорит Бахрам.
— Так вот, надень его на средний палец, потри — и выскочит оттуда черный человек. Что ты ему ни прикажешь, — все достанет, будь то даже птичье молоко. Обрадовался Бахрам и, так как был голоден, тут
же стал пробовать. Надел перстень на средний палец, потер и попросил плова. Тотчас из перстня выскочил черный раб с блюдом плова. Наелся Бахрам досыта и отправился домой.
Мать очень беспокоилась, что сына долго нет, и, увидев его, засыпала вопросами:
— Почему ты так поздно пришел? Где пропадал до сих пор?
Бахрам в подробностях рассказал матери о своих приключениях и кончил словами:
— Отныне мы будем как сыр в масле кататься. Мать очень обрадовалась:
— Чем же ты теперь займешься?

— А вот сломаю эту хижину и построю большой дворец.
— Нет, сынок. Пусть хижина стоит на память — ведь в ней мы жили с твоим отцом. А дворец можно построить рядом — я останусь здесь, а ты поселишься во дворце.
— Ну, так и быть, — отвечал Бахрам.
И вот для него был построен дворец и обставлен всем, что нужно. Потекла его жизнь в достатке. И сыт он был, и одет — только жены ему не хватало. И вот как-то проходил он мимо шахского дворца, увидел царскую дочь и подумал: «Лишь она достойна меня!»
Вернувшись домой, он послал мать сватать царевну. Та отправилась во дворец, и стража пропустила ее к управителю. Но женщина попросила допустить ее к падишаху. Впустили ее к падишаху, и тот спросил:
— Чего ты хочешь?
— Я пришла сватать твою дочь за своего сына.
— А кто твой сын? — спросил шах.
— Мой сын — юноша достойный!
— Да разве я выдам дочь за первого встречного? — разгневался шах и хотел было казнить старуху, но потом подумал и послал за везиром.
— Что мне делать с ней?—спросил он везира.
— О падишах!—отвечал везир. — Брось на ее пути камень, которого она не сможет поднять. Назначь такой выкуп, который она не сможет уплатить, и тогда она сама откажется.
— Верно ты придумал, — ответил падишах и обратился к женщине.
— У того, кто просит мою дочь, должно быть не мало добра. Он должен отдать семь верблюдов, нагруженных золотом и серебром, за материнское молоко, семь алмазов — на диадему невесте, семь жбанов с царским золотом выкупа, семь кусков златотканой парчи с жемчугами для брачной комнаты.
— О падишах! — отвечала женщина. — Это же пустяки. Замени число семь хоть на семьдесят! Можешь даже и еще что-нибудь прибавить!
— Так неси выкуп и забирай дочь! — сказал ей шах.
Бахрам при помощи перстня приготовил все, что от него требовали. Невесту привели в дом жениха и семь дней и семь ночей праздновали свадьбу. Город украсили, зажгли факелы, и Бахрам стал зятем шаха.
А теперь оставим их и поговорим о сыне туранского шаха. Он тоже был влюблен в эту принцессу и даже несколько раз посылал к ней сватов. Он любил ее, как безумный, и все знали об этом. Услышав, что девушку выдали за какого-то лоточника, шахзаде очень опечалился. А потом начал допытываться и доискиваться, что это за юноша и почему падишах выдал свою дочь за мелкого торговца. И выяснил, что юноша уплатил золотом и серебром огромный выкуп, назначенный падишахом.
«Надо узнать, как он раздобыл все это», — сказал себе шахзаде и решил во что бы то ни стало отнять принцессу.
И вот он послал в этот город старую колдунью. Он дал старухе много денег и напутствовал:
— Отправляйся, разузнай как следует, откуда у него такие сокровища. Если приведешь ко мне девушку, то заплачу тебе столько серебра, сколько ты сама весишь!
Колдунья отправилась в путь и прибыла в тот го-род. Она отыскала дом Бахрама, запомнила его, пришла туда через несколько дней и постучала. Слуги открыли дверь и спросили:
— Кого тебе нужно?
— Хозяина этого дома.
Ее провели к принцессе, и она начала:
— Я странствую по белу свету и вот прибыла в ваш город. Дозволь мне отдохнуть в твоем доме, а потом я снова двинусь в путь.
— Прекрасно, — отвечала принцесса, — оставайся сколько тебе захочется.
И вот колдунья лестью и хитростью опутала ее и постепенно стала ее наставницей, и принцесса делилась с нею всеми своими тайнами. Когда старуха вошла в полное доверие, она приступила к делу;
— Хотя твой отец и падишах, но уступает богатством твоему мужу, простому лоточнику. Ты не знаешь, откуда у него такие сокровища? — спросила она принцессу.
— Нет, — ответила та.
— Так надо узнать. Спроси его об этом — не то пожалеешь когда-нибудь.
Ночью в постели жена стала выспрашивать у
Бахрама:
— Ты — сын лоточника, и только. Откуда же у тебя эти сокровища?
Рассердился муж:
— Тебе не положено это знать.
Но с этого времени жена стала хуже с ним обращаться, все меньше выказывала любви. В конце концов Бахраму ничего не оставалось, как рассказать ей о перстне.
— А сейчас, — добавил он, — перстень лежит на полке в нашей спальне.
Тут он строго наказал ей об этом никому не говорить.
А жена рассказала старухе. И вот однажды, когда все были заняты, колдунья вошла в спальню, взяла с полки перстень и отнесла сыну туранского шаха. Тот надел перстень на палец, потер его и приказал:
— Принеси сюда дворец и принцессу. Негр выполнил его приказание.

Увидел туранский шахзаде принцессу и возликовал. Он тут же хотел сыграть свадьбу, но принцесса не соглашалась. Она попросила отсрочку в сорок дней.
А теперь оставим их и поговорим о Бахраме.
В тот день, когда старая колдунья украла перстень и дворец с принцессой был перенесен в Туран, Бахрам верхом возвращался домой. Едет он и видит — нет ни Дворца, ни принцессы. Пошел Бахрам в домик матери, стал расспрашивать ее. Понял он, что перстень похитили и что это дело рук туранского шахзаде. Огорчился Бахрам и испугался. Вышел он из города, сел у развалин какого-то дворца, голову повесил. Сидит, раздумывает.
И вот как раз в это время змея, собака и кошка пришли навестить его — они иногда приходили к нему. Поняли они, в какую беду попал Бахрам. Тут змея ска-зала собаке и кошке:
— Этот человек сделал нам много добра, спас от смерти. Я хорошо вознаградила его. Теперь ваша очередь. Отправляйтесь-ка в Туран и принесите перстень.
Собака и кошка двинулись в путь. За ними пошел и Бахрам. Через несколько дней они прибыли в Туран и разыскали сад туранского шахзаде. Собака осталась в саду, а кошка вошла во дворец и нашла принцессу в покоях шахзаде. Та сказала кошке:
— Сын падишаха носит перстень за пазухой. Когда он ложится спать, перстень кладет в рот, чтобы никто не смог его похитить. До того, как пройдут сорок дней, нужно во что бы то ни стало похитить перстень.
Кошка передала это собаке, а та научила ее, как украсть перстень.
На следующую ночь собака и кошка пробрались во дворец. Собака спряталась в дальнем углу, а кошка, по ее совету, села в засаду на кухне. Вскоре поймала она мышь и говорит ей:
— Видишь, я могу откусить тебе голову, уничтожить тебя. Если ты хочешь жить — должна оказать мне одну услугу. Пойди, опусти свой хвост в перец, а потом мы пойдем в спальню шахзаде, ты поднесешь свой хвост к его носу, и он чихнет.
Мышь, готовая ради спасения жизни на все, ответила:
— Ладно, все будет сделано.
Кошка пошла впереди, открыла дверь, а сама вышла. Собака и мышь вошли в комнату, видят — сын падишаха спит. Мышь осторожно взобралась к нему на грудь и поднесла свой хвост к его носу. Чихнул шахзаде, да так, что перстень выпал. Собака на лету подхватила его и побежала в сад, а мышь скрылась в свою норку. Кошка уже ждала в саду, и вместе с собакой они выбежали из городских ворот, выбежал вслед за ними и Бахрам. Тут собака и отдала ему перстень.
Бахрам был вне себя от радости. Он надел перстень на средний палец и приказал отнести на прежнее место дворец, себя с женой и друзей.
А сын туранского падишаха не успел закрыть рот, как видит: ни перстня нет, ни принцессы. Тут он понял, что его одурачили, похитили перстень прямо изо рта.
Спросил Бахрам жену:
— Кто обманул тебя?
Рассказала она ему обо всем, а Бахрам говорит:
— Не нужно поддаваться лести всяких старух, не то ты и я попадем в беду.
Огорчилась принцесса и пообещала:
— Больше этого не будет!
Бахрам запас все, что нужно было, на всю жизнь, а перстень бросил в глубокое море, чтобы им не мог завладеть подлый человек.
Тут и конец сказке о лоточнике и перстне Сулеймана. Ее рассказывают старики, а я рассказал вам, чтобы запомнили и передали другим.

1 Дирхем — серебряная монета весом около 3 г.

0

Добавить комментарий