Мудрый бедняк (сказки о народном мастерстве и мудрости)

Это случилось давным-давно. На деревню Ли-цзячжуан обрушилось несчастье: наступила страшная засуха. Поля выгорели, земля потрескалась, пришел голод. Крестьяне начали есть коренья трав, кору деревьев. Собрались крестьяне и стали думать, как жить дальше.
Мы здесь мрем от голода, — сказал один крестьянин, — а у помещика Скупого Вана закрома ломятся от награбленного у нас риса.
Не будем ждать смерти! Отберем у него зерно! — подхватил другой.
Нельзя! Нельзя! — закричал седой старик. — Вы забыли, что тесть Скупого Вана — начальник уезда? Он всех нас сгноит в тюрьме!
Долго крестьяне спорили, пока не подошел к ним бедняк Ли-эр. Этот Ли-эр славился на всю округу своим умом и хитростью. Крестьяне обратились к нему за советом — что делать, как быть? Ли-эр подумал, подумал, потом отозвал в сторону двух молодых парней.
— Идите в лес, — сказал им Ли-эр, — и поймайте несколько зайцев. Одного оставьте живым и привяжите к дереву на западной опушке леса.
Сам Ли-эр купил белую утку и разрисовал ее диковинным образом в красный и зеленый цвета. Когда все было готово, взял Ли-эр в руки утку, а товарищи его — убитых зайцев и пошли они мимо дома Скупого Вана.
Услышав шум, Скупой Ван вышел на улицу:
Эй вы, голодранцы! Чего галдите перед моим домом?
Ты не кричи на нас, — ответил Ли-эр. — Может быть, я скоро буду богаче тебя!
Помещик рассмеялся:
Уж не на этих ли зайцах и утке разбогатеешь?
Это не утка, а чудесный беркут, — возразил Ли-эр. — За один вылет он ловит десять зайцев, а за день — сотню. Теперь посчитай-ка, сколько зайцев он поймает за год.
— Где же ты достал такую птицу?
— О! Этот чудесный беркут жил далеко в горах. Там он сторожил корень жэньшэнь длиной с человека. Питался беркут не только зайцами, доводилось ему ловить шакалов, леопардов, тигров. Однажды вечером беркут задремал и не заметил, как к нему подкрался искатель жэньшэня и схватил его. Этот человек мой друг. Он посадил беркута в клетку и подарил мне.
Помещик и верил и не верил Ли-эру, осмотрел со всех сторон птицу и сказал:
Что-то не похож твой волшебный беркут на простых беркутов. Наверно, это и не беркут вовсе.
Хочешь верь, хочешь нет — дело твое, а я пошел, — небрежно ответил Ли-эр и зашагал прочь от помещичьего дома.
Скупому Вану страшно захотелось получить этого беркута. Он бросился вдогонку, схватил Ли-эра за рукав и стал просить испытать птицу при нем. Ли-эр согласился, и пошли они к западной опушке леса. Но вот Ли-эр остановился и сказал Скупому Вану:
— Дальше тебе нельзя. Беркут ловит зайцев только при знакомом человеке, когда поблизости нет чужих.
Ли-эр пошел дальше, а помещик остался. Ли-эр подбросил утку вверх и закричал: «Заяц, заяц!» А сам отвязал от дерева пойманного накануне зайца и принес помещику. Увидев зайца, Скупой Ван уже не раздумывал. Он начал просить. Ли-эра продать ему чудесного беркута. Долго пришлось ему уговаривать, наконец Ли-эр согласился:
— Хорошо! Я отдам тебе чудесного беркута за десять даней риса.
Боясь, как бы Ли-эр не передумал, помещик торопил его закончить обмен. Но Ли-эр не спешил, он гладил утку и трогательно с ней прощался. Отдавая ее, он сказал:
— Когда чудесный беркут охотится на зайцев,смотри, чтобы он н летал далеко. Чего доброго, улетит совсем, такой птицы уж нигде не сыщешь.
Полученный у помещика рис Ли-эр разделил
между жителями деревни. Крестьяне хвалили Ли-эра за смекалку.
На следующий день Скупой Ван привязал к ноге утки веревку и пошел ловить зайцев. Вошел он в лес и начал кричать: «Заяц, заяц!» Вдруг откуда ни возьмись выбежал на поляну хромой заяц. Помещик бросил на него утку, но утка испугалась и захлопала крыльями. Заяц бросился от утки. Помещик закричал: «Чудесный беркут, хватай!» — и побежал за зайцем, таща за собой утку на веревке. Не удалось помещику догнать зайца. Он устал, пот ручьями стекал по его лицу. Остановился Скупой Ван и посмотрел на беркута. Но утка была мертва. Слишком быстро бежал помещик за зайцем, даже перьев не осталось на утке — все ободралось.
Понял Скупой Ван, что его обманули. Схватил он мертвую утку и побежал искать Ли-эра, чтобы свести с ним счеты. Соседи предупредили Ли-эра об опасности. Но Ли-эр не испугался. Он предвидел гнев помещика и заранее приготовился его встретить.
— Ставь на стол маленький котел, — сказал онжене, — да принеси вина. Будем встречать помещика.
Скупого Вана не пришлось долго ждать.
Ли-эр! Какой же это беркут? Он даже хромого зайца не сумел поймать! — закричал помещик еще с порога.
Напрасно ты спешил. Надо было подождать еще денек, чтобы он привык к тебе.
Но помещик разозлился, он и слушать не желал Ли-эра и требовал вернуть десять даней риса, которые отдал за беркута. Ли-эр успокаивал его:
— Рис?.. Да это же пустяки! Мы быстро это уладим. Входи в дом, потолкуем за чаркой вина и обмозгуем все. Жена, приготовь-ка нам закуску.
Удивился Скупой Ван: не успела жена Ли-эра нарезать мяса и положить в котел, как оно уже готово. Помещик не выдержал и спросил:
— Ли-эр, что это такое? Твоя жена жарит без огня? Не успела опустить мясо в котел, а оно уже поджарено.
— Это наше семейное сокровище. Котел этот передается из поколения в поколение. Что ни положишь в него, сразу и варится и жарится.
Скупой Ван пил вино, закусывал, а про себя думал: «Как это хорошо! Огня не надо, не нужен и повар. Сколько денег можно сэкономить!» Решил помещик купить этот котел.
Послушай, Ли-эр! Те десять даней рису не возвращай мне. Уступи лучше вместо них этот волшебный котел.
Это же наша семейная вещь, отдать ее никак не могу, — решительно отказался Ли-эр.
Ну, продай! Я дам тебе еще десять даней риса, — продолжал настаивать Скупой Ван.
Долго думал Ли-эр, ходил по комнате, советовался с женой и наконец решился. Скупой Ван боялся, что Ли-эр передумает, и торопил его взять
рис.
Жена Скупого Вана была тяжело больна и не вставала с постели, но, узнав, что бедняки уносят из амбара рис, она рассвирепела и начала ругаться. А помещик решил похвастаться чудесным котлом перед тестем и тещей. Он послал слугу пригласить их на обед.
Печально закончился этот обед. Скупой Ван навалил всякой всячины в котел, насыпал соли, сдобрил приправами, но ничего не поджарилось. Ждали гости до полудня, рассердились, хлопнули дверью и ушли. Встала больная жена с кровати и закричала на мужа:
Почему ты выгнал моих родителей?! Чем они провинились!?
Не выгонял я их вовсе. Котел ничего не сварил, вот они и ушли.
Жена помещика упала в обморок. Рассердился помещик пуще прежнего.
— Убью я этого обманщика! — закричал он и бросился искать Ли-эра.
А Ли-эр предвидел, чем это кончится, и уже заранее приготовился. Прибрался в доме, купил гроб, провертел в нем дырочку, положил рядом на скамейку скалку и лег в гроб.
Жена Ли-эра позвала соседей, чтобы они забили крышку гроба. А тут явился разъяренный помещик. Увидел он плачущую жену Ли-эра и скорбно стоящих крестьян.
Что тут происходит?! — гневно спросил он.
Заболел наш уважаемый Ли-эр, да и умер, — ответил один из соседей. — Вот собираемся хоронить.
Ну-ка! Откройте крышку! Посмотрю я, может, вы меня обманываете?
Открыли крышку. Увидел Скупой Ван Ли-эра, и злоба с новой силой вскипела в нем. Схватил он скалку и ударил Ли-эра. И вдруг Ли-эр открыл глаза, сел, потом вылез из гроба и начал благодарить помещика:
— Благодарю; что воскресил меня этой волшебной скалкой. Стоит ею ударить умершего, он сразу оживет, больного — выздоровеет. Много пришлось мне побродить по белу свету, чтобы раздобыть такую вещь. Когда я заболел, то просил жену ударить меня этой скалкой, но она пожалела, не ударила, вот я и умер. Если бы не ты, зарыли бы меня в землю.
Скупой Ван вспомнил о больной жене, и ему захотелось получить скалку. Он просил Ли-эра продать ему ее, но Ли-эр наотрез отказался и, чтобы не говорить об этом, вышел из дома. Скупой Ван схватил скалку и побежал домой, да так быстро, что даже дух захватывало. От служанки он узнал, что жене стало хуже. Вошел Скупой Ван в комнату, выхватил из-за спины скалку и ударил больную изо всех сил. Но жена не выздоравливала. Тогда схватил помещик жену, посадил в кресло и давай ее бить скалкой. А тут пришел человек от тестя — начальника уезда — узнать, как здоровье помещицы. Увидел посланец, что помещик бьет жену, убежал и рассказал об этом начальнику уезда.
Рассердился начальник уезда, послал он стражников схватить помещика-лиходея и привести к нему. Надели стражники на руки Скупому Вану колодки и привели к начальнику уезда, захватив с собою скалку.
— Нужно ударить этой скалкой вашу дочь, и она оживет, — сказал помещик, указывая на скалку.
Лопнуло терпение у начальника уезда, приказал он забить помещика до смерти. Выполнили стражники приказ начальника уезда. А двадцать даней риса осталось у крестьян.

0

Добавить комментарий