Мугул-Дохтар (персидские сказки)

Букет цветов, Мугул-Дохтар моя,
Приди ко мне скорей, тоскую я.
Мугул-Дохтар в душистый сад пришла,
А локоны — что ворона крыла.
Мугул-Дохтар влюбилась всей душой,
Решила пальчики покрасить хной.
Как с места встанет девица-краса.
Так падает до самых пят коса.
Она верблюдов взглядами пасла,
Крутила мельницу и хлеб пекла.

Жил в Иранской земле падишах, справедливый и мудрый. Увидел он как-то во сне Мугул-Дохтар и влюбился в нее, будто не одним, а тысячью сердец.
Проснулся он утром и пустился странствовать по белу свету, забыл о троне и венце, жене и детях, пошел бродить по всей земле. Странствовал он целых четыре года, но так и не встретил Мугул-Дохтар. Отчаялся он, вернулся в свою столицу и опять занял шахский престол.
У падишаха был сын, прекрасный, как ясный месяц. Он ходил еще в школу, когда тоже увидел во сне Мугул-Дохтар. Тут же собрал он все, что нужно для путешествия, и пустился в дорогу, в пустыню, в поисках Мугул-Дохтар.
Шел он, шел и повстречалось ему стадо коз. Хозяином этого стада был Хана-Рум — отец Мугул-Дохтар. Увидел их шахзаде и начал петь:
Два стада коз я подарить готов
C ними двух отважных пастухов
Все Хана-Руму принесу я в дар.
Чтоб только получить Мугул-Дохтар.
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.

Произнес он эти бейты, поел и пошел дальше. Повстречалось ему стадо овец. Он спросил:
— Чьи овцы?
Отвечают ему:
— Мугул-Дохтар.
И шахзаде опять стал петь:
Овец два стада я отдать готов
И родичей моих — двух пастухов,—
Все Хана-Руму принесу я в дар,
Чтоб только получить Мугул-Дохтар.
Приди, о нежная Мугул моя.
Твоей судьбой навеки стану я.
Стада баранов я отдать готов
И с ними — двух белуджей-пастухов.
Верблюду хорошо жевать траву,
А я иду и смерть к себе зову.
И мне во век покоя не найти,
Пока Мугул не встречу на пути.
Все Хана-Руму ведь несу я в дар,
Чтоб только получить Мугул-Дохтар.

Тут шахзаде сошел с дороги и пошел куда глаза глядят. Шел он, шел и заблудился. Сорок дней и ночей питался он лесными ягодами да травой, а на сороковой день явился к нему на помощь сам святой Хызр и повел его прямо к вратам столицы Хана-Рума, отца Мугул-Дохтар. У ворот шахзаде увидел сорок нищих дервишей, подошел к ним и спросил:
— Что вы здесь делаете? Что с вами случилось? А они ему отвечают:
— Мы сорок дервишей — сорок сыновей падишахов. Все мы влюбились в Мугул-Дохтар и вот дошлидо такого состояния.
Посмеялся над ними шахзаде, а потом вошел в город и остановился у дворца Мугул-Дохтар.
А Мугул-Дохтар каждую пятницу по вечерам ходила на кладбище и читала молитвы над могилами усопших. И случилось так, что шахзаде прибыл в город как раз в пятницу вечером. Мугул-Дохтар велела оседлать кобылицу и поехала на кладбище. А шахзаде увидел ее на улице и пропел:
Ах, вот Мугул-Дохтар, цветок степной,
На кобылице едет предо мной.
Взгляни же на Меджнуна, на меня,
Я от любви горю, как от огня.
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.

Посмотрела девушка на шахзаде и сказала:
— Кто ты? Как же ты не побоялся вступить в мой город? Как ты отважился петь эти стихи?
Промолвила она это, а сама обняла его за шею, а шахзаде обнял ее. Тут пошли у них объятия да поцелуи.
Наконец девушка сказала:
— Я хочу поехать на кладбище, прочитать молитвы. Едем вместе!
И шахзаде поехал с ней.
А те сорок нищих дервишей увидели шахзаде, обнимающего девушку, и охватила их ревность. Взяли они свои дервишские топорики, набросились на него и поранили. Шахзаде потерял сознание. В это время подъехал к ним Хана-Рум, отец девушки, и спросил:
— Кто ранил этого шахзаде? Ему ответили:
— Те самые сорок дервишей, которые расточили все свое имущество, впали в нищету из-за любви к твоей дочери.
Хана-Рум отдал приказ слугам:
— Этой ночью примите шахзаде как следует. А утром я сам приду.
Настала ночь. Положил шахзаде меч между собой и Мугул-Дохтар, и они заснули.

Настало утро, вскочила девушка и побежала от шахзаде: она бежит, а он за ней. Девушка вбежала в какую-то комнату, сбросила все свои украшения и прижалась к стенке.
А шахзаде начал петь:
Мугул-Дохтар, ты любишь сердце жечь!
С камнями яркими монгольский меч!
Ты от меня бежала почему?
И клятву не сдержала почему?
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.

Тогда девушка выбежала в другую комнату и стала красить хной руки и ноги, а шахзаде и тут не отстал от нее. Увидел, что она красит хной руки и ноги, и запел:
Мугул-Дохтар, о мой цветок степной
— Ты красишь руки, красишь ноги хной.
Но на меня рычишь ты, словно лев,
И говоришь: «От бога этот гнев»!
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.

Дошел до Хана-Рума слух, что шахзаде влюбился в его дочь и поет ей песни, и приказал он привести его к себе. Явился шахзаде, оказал ему должные почести и говорит:
— Богатством ли, силой ли, назавтра или через сто дней — все равно я заберу твою дочь!
А Хана-Рум отвечает:
— А много ли у тебя силы и богатства? Вот только сегодня был здесь падишах Кашмира и сватался. Вернулся он домой и вновь прибудет с выкупом через сорок дней, чтобы забрать дочь. Если ты раньше него принесешь достойный выкуп, то девушка будет твоей. А нет, так через сорок дней приедет падишах Кашмира и увезет ее.
Стал тут шахзаде от радости прищелкивать пальцами и петь:
Два стада коз я подарить готов,
И с ними двух отважных пастухов
Все Хана-Руму ведь несу я в дар,
Чтоб только получить Мугул-Дохтар.

Хан ответил:
— Прекрасно. Если ты придешь раньше падишаха
Кашмира, то девушка будет твоей, а если он придет раньше тебя, то отдадим Мугул-Дохтар ему.
Шахзаде хотел было уже проститься, но тут вступила в разговор мать девушки:
— Мать выдает свою дочь замуж! Ты пропел Хана-Руму, а мне не хочешь спеть?
А шахзаде ей:
— Прекрасно, спою и для тебя, — и начал:
Нет у меня арабского коня,
И верь мне, тот майдан не для меня,
Но если конь мне будет славный дан,
Я пронесусь на нем, как ураган,
А весь Шираз — то будет наш майдан.
Приди, о нежная Мугул моя.
Твоей судьбой навеки стану я.

Шахзаде вернулся в родной город и начал просить отца:
— Ты четыре года искал Мугул-Дохтар, много потратил сил и труда, но не смог найти ее. Я же нашел. Дай мне денег, я хочу жениться на ней.
Падишах засмеялся в ответ:
— Денег тебе дам я, а девушку ты приведешь для себя! Как нашел девушку, так найди и деньги! И тогда уж приводи свою Мугул-Дохтар.
Услышал это шахзаде, рассердился и снова отправился бродить по пустыням. Шел он, шел, пока не остановился у водоема. Он отдохнул немного, напился воды и заснул, а когда проснулся, услышал звон колокольчиков каравана. Встал на ноги и видит: это погонщики отца ведут караван, и звон колокольчиков оглушает небеса.
Караван приблизился, видит шахзаде — все мулы нагружены ларцами и шкатулками. Он подозвал старшего погонщика и говорит:
— Караван должен повиноваться мне! Караванщики попробовали сопротивляться, но он
силой захватил караван и двинулся в путь. За сутки проходил он сорок фарсангов. В пути захотелось ему узнать, что же лежит в шкатулках? Приподнял он крышки и видит — все шкатулки пустые! Отпустил он погонщиков с мулами, а сам побрел в пустыню, размышляя так: «Все в руках Аллаха! Захочет он — даст и тому, у кого ничего нет за душой». Настала темная ночь, и он запел:
Я шел, и у дороги я присел. О боже, как печален мой удел! Как страшно ночью, не видна луна! Аллах! Надежда на тебя одна!

Шел он, шел и повстречался ему караван, идущий из города Хана-Рума в Кашмир. Он спросил:
— Кто предводитель этого каравана?
— Предводитель этого каравана — раджа Кашмира, — ответили ему. — Он взял замуж Мугул-Дохтар, дочь Хана-Рума, и везет ее в Кашмир.
Шахзаде подошел к паланкину Мугул-Дохтар, остановил его и запел:
Мугул-Дохтар с жемчужною серьгой,
Во всем покорный буду пленник твой.
За пол-лепешки, мяса два куска
Пусть правит мной всегда твоя рука!
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.

Послушай, что случилось дальше.
В Кашмире свекровь невзлюбила Мугул и замыслила погубить ее. Она приготовила разные сласти, подмешала к ним яду и хотела дать их Мугул-Дохтар. Но случайно в это время вошел ее мальчик, положил сласти в карман, съел их и умер. И распространилась молва, что Мугул-Дохтар приносит несчастье. Прослышал шахзаде об этом и обрадовался. Поднялся он на крышу дворца кашмирского падишаха и стал петь:
Иль ты не видишь — губ цветок поблек,
Ты для меня, что винограда сок.
Приди, о нежная Мугул моя.
Твоей судьбой навеки стану я.

А потом пошел к матери кашмирского падишаха и сказал ей:
— Ты знаешь, что твоя невестка приносит несчастье? Ведь она погубила уже семерых.
Мать падишаха быстро сообразила и предложила
шахзаде:
— А не сможешь ли ты ее увезти?
— Нет, не стану я этого делать, — ответил он.
— Даю сто туманов.
— Нет, не хочу, — повторяет шахзаде.
Ну, что там долго рассказывать — дошла она до тысячи туманов. Только тогда шахзаде согласился. И вот ночью, когда падишах спал, он вошел во дворец, взвалил Мугул на плечо и был таков.
Купил он за триста туманов семьсот рабов-негров, вооруженных мечами, посадил на коня Мугул, сел сам и начал петь:
Мугул-Дохтар, со мною ты в саду,
Тебе подобной в мире не найду.
В саду царя, средь зелени густой,
Ты блещешь, как светильник золотой.
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.
Мугул-Дохтар, цветок, тебя зову!
Приди- я лишь одной мечтой живу,
Приди, с тобой поедем мы в Хиву.
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.
Мугул-Дохтар, душистый мой цветок,
Я без тебя на свете жить не мог.
Тобой я, как шербетом, напоен.
Как Хана-Рум мне стал теперь смешон.
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.
Ты — сливы белоснежные цветы,
И яблоня в цветах прекрасных ты,
Ты абрикос чудесной красоты.
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.
Мугул-Дохтар, ты новый мой цветок,
Ведь новый год, ты знаешь, недалек.
И где ж твое сочувствие ко мне
Ведь так печально бремя этих дней!
Приди, о нежная Мугул моя,
Твоей судьбой навеки стану я.

Едет он, а сам поет, так и въехал в родной город. Отец узнал об этом и подумал:
— Шахзаде один-одинешенек, без гроша в кармане раздобыл Мугул-Дохтар — значит он очень способный человек!
И он уступил ему царство и власть, а сам удалился от мира и предался служению богу. Когда шахзаде занял престол отца, велел он украсить город, семь дней и семь ночей угощал весь народ, а потом женился на Мугул-Дохтар.
Так же, как исполнилось желание шахзаде, да исполнятся желания всех влюбленных.

0

Добавить комментарий