Мул и кувшин

Жил-был один бедный человек. Однажды поутру взял он свой нищенский посох и пошел по улицам и базарам. Сколько он ни упоминал аллаха и пророка, четырнадцать святых, двенадцать имамов и пять главных святых1, никто его не пожалел и ничего не подал до самого захода солнца. Наконец, он вышел из терпения и стал богохульствовать. Когда он вдоволь наговорил разных проклятий по адресу бога и пророка, он стал кричать:
— О люди, я не хочу, чтобы мне подавали во имя бога, если даже подадут, то я сам не возьму. Я хочу, чтобы ка кой-нибудь бродяга во имя шайтана не пожалел бы двух медных грошей для меня и сказали «Эй, бедняк, иди сюда, возьми эти две денежки во имя шайтана!»
Случайно эти слова услышали два человека: мулла квартала и бродяга. Мулла стал бить нищего палкой, приговаривая:
— Эй, проклятый безбожник! Ты что же это среди мусульман богохульствуешь?!
Бродяга вышел вперед и закричал:
О господин шейх, зачем ты бьешь этого несчастного бедняка?
Во имя божье! Разве ты не слыхал, что он говорил?!
Господин шейх, ведь он говорил это от огорчения, а не от глубины сердца.
Довольно болтать! Религия ценит внешнее благочестие! Я побил его во имя бога и еще побью!
Бродяга рассердился:
— А я ради шайтана дам ему денег!
Он засунул руку в карман, достал деньги и дал нищему.
Мулла вернулся в мечеть, а бродяга направился к себе. Он прошел несколько шагов, как вдруг услышал: кто-то зовет его. Он оглянулся и увидел какого-то человека, который обратился к нему с почтением:
— Эй, бродяга, сегодня ты дал мне несколько монет. Я верну тебе в тысячу раз больше, потому что знай: вся кий, кто встречается на моем пути, не остается без награды. Бери эту уздечку, и я скажу, что тебе надо делать.
Удивленный бродяга взял уздечку. Тогда человек сказал:
— Надень на меня уздечку, отведи на базарную площадь и продай не дешевле, чем за сто ашрафи.
От удивления бродяга не мог двинуться с места, но тот человек приказал:
— Делай то, что я тебе велел!
Пришлось бродяге исполнить приказание, и вдруг он увидел, что человек превратился в мула, а его одежда — в седло и бархатную подстилку. Бродяга понял, что это был шайтан и что он хочет с ним расплатиться. Тогда повел бродяга мула на базарную площадь.
Случайно на базар пришел и местный мулла, чтобы купить себе мула и впредь ездить в мечеть на нем в окружении учеников. Мулле понравился мул бродяги, и он спросил:
За сколько ты продаешь этого мула?
Не торгуясь — сто ашрафи!
Короче говоря, так как это животное уже завоевало себе местечко в уголке сердца муллы, то мулла отдал сто ашрафи и отвел его домой. Потом он позвал сына и похвастался:
— Посмотри, какого я купил мула, ей-богу, я его люблю, кажется, больше самой веры. Принеси поскорей кувшин для омовения, мы вымоем ему ноги, да не забудь также скребницу, мы его почистим.
Когда они помыли мулу ноги, они поставили перед ним кувшин и стали скребницей чистить круп. Вдруг они заметили, что мул засунул голову в кувшин для омовения, и морда у него сделалась такой тоненькой, что без труда влезла в носик кувшина.
Отец и сын страшно удивились, а тем временем в кувшин вошли шея и грудь мула, передние ноги и половина брюха. Мулла растерялся и закричал сыну:
— Бери за хвост, мы его вытащим!
Но сколько они ни тянули мула за хвост, так и не смогли вытащить, только хвост оборвали.
Мулла очень расстроился, потому что уже пришло время отправляться в мечеть. Он набросил на плечи абу2, спрятал под него хвост мула и пошел прямо в дом кадия:
— У меня есть жалоба на бродягу.
Кадий тотчас же послал за бродягой. Когда бродяга явился, кадий посадил их одного против другого, потом сказал мулле:
Говори, какая у тебя на него жалоба?
У меня есть жалоба на обман в торговле. Я купил у этого человека мула за сто ашрафи. Когда я отвел мула домой, он залез в кувшин, и деньги мои пропали.
Как же мул может залезть в кувшин? — спросил кадий. — Ты что, сошел с ума?
Он влез в кувшин, — повторил мулла, — у меня есть доказательство — его хвост! В то время, когда он лез в кувшин, я схватил его за хвост, чтобы задержать, но хвост оторвался и остался у меня в руках.
Где же хвост? — спросил кадий.
Мулла вытащил из-под халата руку, чтобы показать хвост мула, но вместо него все увидели музыкальный инструмент — кеманчу!3. Тогда все, кто там был, возмутились:
— Вот негодник! Ты что же это, смеешься над кадием? Разве ты отрекся от веры, что вместо молитвенника носишь под халатом кеманчу?
Все принялись бить муллу и больше не позволили ему исполнять обязанности муллы в мечети.
Бедняга мулла, которому казалось, что все это он перенес во имя божье, и сердце которого никак не хотело примириться с таким позором, отвернулся от веры, стал богохульствовать и сказал себе:
«Если до сих пор у меня возникали сомнения в вере, то теперь я убедился, что вера — это лишь обман».
И так как он видел, что больше не может оставаться в этом городе, то взял жену и детей и ушел в пустыню.
До сих пор никто не знает, куда он делся и что с ним стало.

1Аллах и пророк, четырнадцать святых, двенадцать имамов и пять главных святых составляют мусульманский пантеон.
2Абу — верхний шерстяной халат без рукавов, какой в Иране носят духовные лица.
3Кеманча — струнный смычковый музыкальный инструмент с круглым резонатором.

0

Добавить комментарий