Сакине

Было это или не было, жил на свете один шах и была у него одна дочь.

Шах очень любил свою единственную дочь и исполнял все ее прихоти. Девушка росла в холе и неге, пока ей не исполнилось шестнадцать лет. Однажды она сказала отцу:

Батюшка, я хочу попросить у тебя сорок служанок, чтобы они были на одно лицо, одного роста и одеты были бы в одинаковые платья.

Очень хорошо! — согласился шах.

По всем домам разослали евнухов и нашли сорок красивых девушек, лицом и ростом похожих одна на другую. Потом из гардеробной принесли сорок одинаково сшитых платьев. С утра до вечера и с вечера до утра эти девушки находились при шахской дочери.

Однажды принцессе захотелось поохотиться. Она попросила у отца разрешения; девушки сели на лошадей и вместе с принцессой отправились на охоту. Они скакали по степям и пустыням, резвились, проказничали и весело проводили время. Это им пришлось по вкусу, и принцесса стала приходить к шаху за разрешением каждый день.

В ответ на ее просьбы шах говорил:

— Эй, дочка, ведь каждый день не ездят на охоту!

Но она так его упрашивала, что шах всегда разрешал.

Однажды дочь опять явилась к отцу и попросила:

— Дорогой батюшка! Сделай для меня еще два дела. Построй для меня в том месте, где мы охотимся, дворец, чтобы я могла там отдохнуть, если у меня появится желание, и дай мне сорок рабов с золотыми поясами, которые были бы похожи один на другого. Пусть они караулят дворец, а в те дни, когда я буду отдыхать там, пусть они выполняют мои распоряжения и приносят мне обед и ужин.

Волей-неволей шах согласился. Он построил в загородном саду прекрасный дворец, в котором среднюю комнату сделали зеркальной. Во дворце было еще сорок комнат, двери которых открывались в зеркальный зал. Комнаты были для служанок, а зеркальный зал — для шахской дочери.

Когда дворец был закончен, дочь пришла к шаху и заявила:

— Дворец готов, я хочу поехать на охоту и пробыть там несколько дней.

Шах опять стал уговаривать дочь, чтобы она не ехала, но та настояла на своем. Тогда шах сказал:

— Раз ты так настаиваешь, то поезжай. Но возьми .этот перстень, надень на палец и смотри не потеряй его, а когда вернешься, покажешь его мне.

Дочь согласилась, надела перстень и с сорока служанками и сорока рабами выехала иа охоту.

Дворец ей очень понравился, и она послала отцу весть, что пробудет в нем сорок дней.

Днем рабы ходили в город и приносили все, что нужно было из еды и одежды, а по ночам несли караул, чтобы во дворец не проник какой-нибудь бродяга или вор.

Прошло несколько дней. Однажды, когда рабы везли из города съестные припасы, на них напали сорок разбойников и все отобрали. От страха рабы разбежались в разные стороны и во дворец не вернулись.

Настала ночь. Дочь шаха видит, что рабы не возвращаются. Девушки перепугались и собрались все вместе.

Что делать?

Нет иного выхода, — решили они, — мы должны сами выполнять работу рабов и по очереди нести караул.

Каждую ночь одна из служанок должна была зажигать свечу, брать ее в руки и сидеть у изголовья шахской дочери до утра. Если бы, не дай бог, что-нибудь случилось и кто-нибудь проник бы во дворец, она должна была позвать других девушек и они с криками: «Бей! бей!» — выгнали бы его вон.

Среди служанок была одна девушка, которая выделялась среди других своим умом и сообразительностью. Звали ее Сакине. Эта Сакине была всеобщей любимицей. Каждый раз после ужина они беседовали и смеялись, играли, пели и танцевали.

Однажды вечером настала очередь танцевать Сакине.

Она поднялась и покружилась, но подолом платья задела свечу. Та упала и погасла. Девушки закричали:

— Ой, беда, зачем ты погасила свечу? Скорей зажгите новую!

Сколько ни искали впотьмах огонь, ничего не нашли. Наконец, Сакине вышла на террасу и заметила, что немного поодаль светится огонек.

Потерпите немного,. — сказала она дочери шаха и служанкам, — я пойду со свечой туда, где светится, зажгу ее и вернусь.

Что ж, ничего худого в этом нет! — согласились все, — только, ради аллаха, поторопись и возвращайся скорее.

— Хорошо, — обещала Сакине и отправилась за огнем. Шла она, шла, пока не дошла до какого-то большого сада.

Она вошла в калитку и в глубине сада увидела очень красивого юношу, который сидел на возвышении у края бассейна. Сакине приблизилась к нему и отдала салам. Юноша, которого звали Сорхак, ответил ей на ее салам и спросил:

— Зачем, девушка, ты сюда пришла?

— Клянусь аллахом, — ответила она, — не растравляй мне сердце. Я пресытилась миром и отправилась в пустыню. Настала ночь, я увидела этот сад и вошла в него. Я и не думала, что ты мне посочувствуешь. Слава аллаху, я попала в хорошее место.

Что скрывать от вас? Она понравилась Сорхаку. Сакине еще некоторое время заговаривала ему зубы, потом спросила:

Ну хорошо, а ты что здесь делаешь? Расскажи мне о себе.

У меня есть сорок друзей, все они разбойники, а здесь у них пристанище. Под этим садом они выкопали подземный ход, там устроили комнаты и амбары. Днем они приходят сюда и отдыхают, а когда наступает вечер, они выходят и грабят караваны. Позавчера они ограбили шахских рабов. Как рассказывают, шахская дочь построила где-то здесь поблизости дворец и поселилась в нем. Они хотят напасть на дворец и забрать все, что там есть.

Сакине подумала:

«О, горе беспечному! Посмотрите на меня. Я сама, по доброй воле попала к разбойникам!» — однако она и виду не показала, набралась храбрости и продолжала беседу.

— О юноша, как хорошо, что я пришла сюда и тебя увидела. Встань, пожалуйста, и покажи мне все, что здесь есть.

Сорхак повел Сакине в подземный ход, зажег свечи и светильники и стал показывать ей комнаты, пока не подошел к какому-то колодцу.

Что это за колодец? — продолжала расспрашивать Сакине.

Это тюрьма разбойников. Если кто-нибудь к ним попадется в плен, то они сажают его в этот колодец.

Сакине наклонила в колодец голову и воскликнула:

— Эй, юноша, что это упало в колодец?

Сорхак заглянул, а Сакине столкнула его вниз и захлопнула крышку.

Потом она пошла на кухню, взяла у разбойников котел с пловом и подливку, засветила свечу и вернулась обратно во дворец.

Дочь шаха и служанки, увидев Сакине, обрадовались, в особенности из-за того, что она принесла котел с пловом и подливку. Ведь в этот день на обед и ужин у них не было ничего вкусного.

Сакине рассказала им все, что видела, и хотя они сначала немного испугались, но вскоре позабыли о своем страхе и начали смеяться и шутить.

Когда настало утро, разбойники вернулись в сад, подошли к подземному ходу: Сорхака нигде нет. Тогда они позвали его и, не получив ответа, принялись повсюду искать. На кухне они обнаружили, что пропал котел с пловом и подливка, и удивились. Наконец, подняв крышку колодца, они услышали чей-то крик. Это оказался Сорхак.

— Зачем ты туда полез? — спросили они его, когда вы тащили наружу. — Что ты там делал?

Сорхак рассказал все по порядку.

Ты неправильно поступил, — сказали разбойники. — Если она опять придет, займи ее разговорами до утра, пока мы не подоспеем.

Хорошо! — согласился Сорхак.

На следующую ночь служанки вместе с шахской дочерью снова начали шутить, забавляться, танцевать, как и прошлой ночью. Когда Сакине встала, чтобы покружиться и потанцевать, она опять подолом платья потушила свечу. Тотчас же она сказала:

Девушки, я пойду туда, где была прошлой ночью. Я зажгу свечу и принесу вам еду.

Тогда возьми этот перстень, который дал мне отец, — попросила шахская дочь, — пусть он будет с тобой и поможет тебе вернуться благополучно.

Сакине взяла перстень и сразу направилась в сад. Видит, вчерашний юноша, словно вал Александра Македонского сидит на прежнем возвышении. Она подошла к нему, отдала салам и стала расспрашивать его о здоровье.

Сорхак спросил:

Девушка, скажи, зачем ты столкнула меня в колодец?

Клянусь аллахом, я пошутила, — засмеялась Сакине. — А теперь давай погуляем с тобой, и я лучше рассмотрю эти места.

Сорхак решил про себя: «Эта ночь не то, что прежняя, и тебе не удастся обмануть меня».

Они опять походили по саду и пришли в амбар со съестными припасами. Сакине увидела, что к потолку прибит железный блок и к нему прикреплена корзина. Один конец веревки был привязан к гвоздю, вбитому в стену.

Что это? — поинтересовалась Сакине.

Это корзина для съестных припасов. Если у нас имеются запасы, то мы туда складываем их и подвешиваем, чтобы не влезла мышь или кошка.

Сакине попросила его:

— Ради бога, спусти ее вниз, я посмотрю хорошенько. Сорхак спустил корзину вниз.

Сакине опять попросила:

Разреши мне влезть в нее и подыми меня наверх.

Очень хорошо, — согласился Сорхак.

Сакине села в корзину, Сорхак потянул ее вверх, а потом спустил вниз.

— Теперь давай поменяемся: ты садись, а я тебя под тяну наверх, — предложила Сакине.

Сорхак, ничего не подозревая, уселся в корзину. А Сакине подняла его наверх, хорошо укрепила корзину, привязала веревку к гвоздю и побежала на кухню.

Она взяла котел с пловом и подливку, зажгла свечу и, радостная и веселая, вернулась к шахской дочери и служанкам. Опять они беседовали, смеялись, поужинали и улеглись спать.

Утром, когда разбойники вернулись, они увидели, что Сорхака опять нет. Они его окликнули — Сорхак ответил из амбара. Они пошли в амбар и увидели, что Сорхак сидит в корзине. Разбойники сначала посмеялись, потом рассердились и спустили его вниз.

Когда настал вечер, они наказали Сорхаку:

Сегодня ты обязательно должен быть внимательным, собери все свои силы и задержи девушку до нашего прихода. Тогда уж мы с. ней расправимся.

Если она сегодня придет, — заверил их Сорхак, — то я ее уж не выпущу.

На третью ночь, как и в две предыдущие ночи, Сакине пришла в сад и нежно расспросила Сорхака о его здоровье. — Ведь в прошлую ночь я над тобой подшутила, — объяснила она. — Мне самой смешно, лишь только вспомню. Ну, рассказывай, как ты себя чувствуешь? Сорхак подумал: «Уж сегодня я с тобой рассчитаюсь!» Опять оии стали прогуливаться то в одну, то в другую сторону, пока не попали в спальню одного из разбойников.

— Я хочу пить, — пожаловалась Сакине, — принеси мне немного воды.

Сорхак наполнил чашу водой и принес Сакине. Она потихоньку насыпала в воду снотворное и протянула чашу Сорхаку.

Ради аллаха, скажи, ты не подсыпал яду?

Нет, клянусь аллахом! — ответил Сорхак.

Тогда ты отпей немного, чтобы я окончательно уверилась и успокоилась.

Хорошо! — согласился Сорхак и выпил половину чаши, а остаток отдал Сакине. Сакине вылила воду себе за воротник платья.

Скоро Сорхак потерял сознание. Сакине натерла его лицо мышьяком и обстригла волосы. Потом надела на Сорхака женское платье, набелила его, и нарумянила, и уложила в постель.

Потом она зажгла свою свечу, взяла котел с пловом и подливку и ушла.

И в эту ночь девушки беседовали, ели, танцевали и спокойно легли спать.

Настало утро, вернулись разбойники и увидели, что Сорхака опять нет. Они позвали его, видят: никто не отвечает.

Стали разыскивать. Куда только они не ходили, Сорхака нигде не было. Наконец, зашли в спальню и видят: лежит на постели накрашенная и набеленная женщина.

— О, — догадались разбойники, — это она самая! Не подходите близко, посмотрим, что будет. Здорово мы ее схватили!

Надо вам сказать, что во время этой суматохи, не разобравшись толком и не зная женщины, разбойники начали между собой ссориться. Каждый из них говорил:

— Это моя! Это моя!

Наконец, они решили окликнуть ее и предоставить самой выбирать, кого она захочет.

Приблизившись, они увидели, что у женщины какое-то странное лицо и она лежит без сознания. Всякими способами стали приводить ее в чувство: давали ей нюхать глину, розовую воду. Наконец, она пришла в себя. От удивления разбойники не могли вымолвить и слова: это был Сорхак!

— О горе! Что это ты с собой сделал?

Но Сорхак и сам ничего не мог объяснить. Стало ясно, что девушка усыпила его и сыграла над ним шутку. Разбойники рассвирепели:

— Как же это одна женщина может нас столько времени дурачить?! Завтра ни один из нас не тронется с места, мы останемся здесь и посмотрим, кто это так издевается над Сорхаком.

На следующую ночь разбойники остались дома, чтобы подстеречь противника. А Сакине опять во время танца загасила свечу и пошла к Сорхаку. Не знала она, что ей устроили засаду. Как только она очутилась в саду, разбойники в одно мгновение окружили ее. Сорхак же стоял позади всех.

Сакине прикусила палец и очень расстроилась: в какую неожиданную беду она попала!

Разбойники приказали ей:

— Все, что у тебя есть, без промедления, высыпай в бубен! Говори, кто ты? Что тут делаешь? Почему ты издеваешься над этим парнем? Почему ты заставляешь нас голодать?

Сакине видит, что если она растеряется, то погибнет.

— А зачем вам знать, кто я? Знайте лишь, что я не одна. Нас сорок одна девушка, одна прекрасней другой. Если вы разрешите, то я пойду и приведу их всех сюда.

Разбойники не соглашались.

— Она предупредит девушек, — говорили они, — и те тоже убегут.

Но Сорхак успокоил их:

— Я за нее ручаюсь!

Он был влюблен в Сакине, поэтому и настаивал на том, чтобы она привела остальных девушек.

Во время этого разговора один из разбойников разглядел на пальце Сакине шахский перстень.

— Оставь этот перстень в залог, — потребовал он.

Ей пришлось согласиться. Она оставила перстень, а сама вернулась к шахской дочери и все ей рассказала.

— У нас другого выхода нет, — заключила Сакине, — мы должны идти к ним!

И девушки отправились в путь.

Когда разбойники увидели их, они поразились.

— Ведь нас сорок и их сорок, — сказали они, — самое лучшее будет, если мы устроим здесь сорок свадеб.

С этим они и обратились к девушкам:

Если вы станете нашими женами, то мы вам ничего не сделаем, но если откажетесь, то мы отрубим вам головы.

Сердце сердцу весть подает, — ответила Сакине, — мы тоже об этом мечтаем.

Зачем же медлить? — обрадовались разбойники.

Ведь мы же не простые девушки, — возразила Сакине, — мы шахские дочери. Наши свадьбы должны быть с соответствующими церемониями. Прежде всего вы должны построить баню, чтобы мы перед свадьбой помылись, окрасили руки и ноги хной, потом вы должны устроить брачные покои, взять нас за руки и отвести туда.

— Очень хорошо! — согласились разбойники.

Они привели каменщиков, чтобы те выстроили баню.

Сакине завела знакомство с одним из землекопов, и во время постройки бани они прокопали подземный ход, который вел во дворец шахской дочери.

И вот баню построили. В мыльне напустили в бассейны воду и решили, что днем девушки вымоются в бане, а вечером состоятся свадьбы.

До того как войти в баню, Сакине откуда-то достала десять — пятнадцать голубей и взяла их с собой. Она подрезала им крылья и выпустила в бассейн с водой, а сама вместе с девушками по подземному ходу ушла во дворец Шахской дочери.

Вот разбойники ждали, ждали, видят: девушки не появляются. Они подошли к бане и стали слушать. Оттуда доносился плеск воды.

— Вероятно, они моются, — решили разбойники, — ведь они шахские дочери и много времени проводят в бане. Они моются не спеша, жеманясь и кокетничая.

Короче говоря, разбойники терпели весь день до вечера и даже всю ночь до утра. Наконец, терпение у них истощилось. Они опять подошли к бане и убедились в том, что дверь заперта изнутри. Разбойники стали стучать, выломали дверь и вошли внутрь. Видят: «Место мокрое, а ребенка нет!» Весь этот шум воды и плескание производили голуби. Разбойники удивились, как их ловко обошли. Они стали думать, каким бы образом захватить этих девушек. Теперь они из разбойников превратились во влюбленных.

Оставьте их здесь и послушайте о девушках.

Сакине и девушки, веселые и радостные, вернулись во дворец. Шахская дочь заявила:

— Девушки! Прошло ровно сорок дней, и завтра мы должны вернуться в город. Но в нашем деле оказалось серьезное препятствие: перстень, который я дала Сакине, ей пришлось оставить у разбойников, а я не могу явиться к падишаху без этого перстня.

— Я сейчас пойду, — сказала Сакине, — и принесу вам перстень.

С этими словами она оделась дервишем, изменила свою внешность и отправилась к разбойникам.

Разбойники окружили ее и стали советоваться между собой:

— Пусть дервиш научит нас какому-нибудь заклинанию, чтобы мы соединились с этими девушками.

Они стали просить об этом дервиша.

— Если у вас есть что-нибудь, принадлежащее девушкам, то дайте мне, и в полдень я приведу их сюда.

Один из разбойников признался, что у них есть перстень одной из девушек.

— Очень хорошо, — одобрила Сакине, — дайте его мне. Выройте яму, принесите мне метлу, луковую шелуху, три вязанки дров, и я сделаю то, что мне нужно.

Разбойники сразу же принесли дервишу кольцо. Дервиш незаметно подменил это кольцо другим, менее ценным.

Потом выкопали яму и принесли метлу, луковую шелуху

и дрова. Дервиш поджег луковую шелуху и метлу, наложил сверху дрова и бросил свой перстень в огонь. Потом приказал разбойникам:

— Вы посидите здесь возле ямы. Когда все дрова выгорят и превратятся в золу, девушки сразу же окажутся здесь. Я же буду стоять посредине дороги и произносить заклинание, чтобы они скорей пришли.

Сказав это, дервиш вышел на середину дороги, чтобы прочесть заклинание и ускорить приход девушек, но на самом деле свернул вправо и поспешил во дворец.

Шахская дочь и служанки сидели во дворце и ждали Сакине, как вдруг увидели, что она идет в дервишской одежде и в руке у нее сверкает перстень. Так перстень снова возвратился к шахской дочери.

Послушайте теперь о разбойниках.

Они сидели до тех пор, пока все дрова не прогорели и не превратились в золу. Смотрят: никто не идет. Они разрыли золу и увидели, что кольцо подменили и вместо золотого с алмазами шахского перстня лежит бронзовое кольцо, все обгоревшее и почерневшее.

Тогда они поняли, что это была Сакине, нарядившаяся дервишем, и что она опять обманула их.

Стали они совещаться, что делать. Ведь у тех во дворце много богатства. «Лучше всего будет, — решили они, — если один из нас переоденется, пойдет к ним и все разузнает».

Долго они совещались, наконец один из разбойников начисто выбрился, надел женское платье, взвалил на спину мешок, взял пачку иголок и булавок и отправился в путь, пока не дошел до дворца шахской дочери.

У дворца он стал выкрикивать: — Иголки! Булавки!

Шахская дочь была в хорошем настроении, она велела позвать этого «Иголки! Булавки!» во дворец.

Когда он вошел, Сакине осмотрела его и поняла, что это один из разбойников, который переоделся в женское платье и пришел продавать иголки и булавки, чтобы что-нибудь разведать.

Сакине обняла продавца иголок и булавок:

— Салам алейкум1, дорогая тетушка! Где ты была? Вот удивительно, как нам пришлось встретиться! Пусть посыплют мне голову прахом! Я жива, а ты, бедная, бродишь по ули цам и кварталам, по пустыням и продаешь булавки и иголки!

Шахская дочь и служанки подумали, что это и в самом деле тетка Сакине, и теперь Сакине подлаживается к ней и выражает ей свое сочувствие.

Сакине осмотрела «тетку» с головы до пят и сказала:

— Дорогая тетушка! Ты завшивела, у тебя отросли ногти, руки заросли грязью. Девушки, скорей растопите баню, мы помоем тетушку!

«Тетушка», которая этого никак не ожидала, испугалась. Что сказать вам?

Нагрели баню, и Сакине с двумя девушками ввели «тетушку» в баню и раздели «ее»!

— Ах, ах! — сказала Сакине. — Посмотрите, у нее все тело грязное, на ногах и руках мозоли, бородавки, у нее даже наросло лишнее мясо! Принесите бритву.

Сакине обрила его, отрезала «лишнее мясо» и отпустила.

Потом она вернулась и все рассказала шахской дочери. Та чуть не лопнула от смеха.

Не буду утруждать вас. «Тетушку» спровадили к ее приятелям. Как этот разбойник добрался, что он им рассказал — аллах ведает!

— Ну, раз не вышло, — решили разбойники, — то мы должны отомстить им.

Опять они уселись и стали думать. Наконец, придумали. Принесли около сорока сундуков, и в каждый сундук спрятался один из разбойников. Привели мулов и погрузили на них сундуки. Пять разбойников переоделись купцами и погнали мулов по направлению к дворцу.

Они придумали следующий план: вечером пятеро подойдут ко дворцу и постучатся; кто-нибудь выйдет к воротам, тогда они скажут:

— Мы купцы и везем драгоценности. Мы слышали, что здесь, в пустыне, неспокойно. Так как наступил вечер, то мы просим вас предоставить нам на сегодня убежище, чтобы мы с нашим грузом могли пробыть здесь до утра. Взамен возь мите все что хотите.

Среди ночи они откроют сундуки, разбойники выскочат и отомстят девушкам.

Когда разбойники подъехали ко дворцу и пятеро из них постучались, Сакине сразу догадалась и ответила:

— Ничего худого нет, пожалуйста, заходите!

Она завела груженных сундуками мулов в пустой двор, а тех пятерых ввела в комнату. Потом она сообщила шахской дочери и служанкам, кто были эти «купцы». Для пяти человек, среди которых был и Сорхак, Сакине подала обильный ужин.

Сакине велела девушкам вскипятить десять — пятнадцать котлов воды и, когда вода закипит, открыть крышки сундуков и вылить в них горячую воду.

В то время как Сакине вместе с шахской дочерью и несколькими девушками была занята приемом гостей, на дворе другие девушки лили горячую воду на сидевших в сундуках разбойников.

В полночь Сакине предложила «купцам»:

Если вы хотите спать, скажите, мы приготовим вам постель.

Неплохо, если бы вы это сделали, — ответили разбойники, — мы устали, а утром надо отправляться в путь.

И вот им постлали постель, и они легли. Спустя час они поднялись и подкрались к своим сундукам. Открыли крышки — видят: все уже умерли. Они растерялись и хотели бежать, но сорок девушек напали на них, связали им руки и на следующий день отвели в город к шаху.

Шаху очень понравилась находчивость Сакине. Он подарил ей сад с подземным ходом разбойников.

Сакине попросила шаха:

Так как Сорхак не сделал мне зла, то простите его!

Прощаю! — сказал шах.

Сакине вышла замуж за Сорхака, и много лет жили они в мире и согласии.

 

1 Салам алейкум — приветствие, означающее: «Мир вам! Здравствуйте».

0

Добавить комментарий