Шакумций. (Казахские сказки)

Жили-были старик со старухой. Послал им аллах только одного сына. Да и тот был так мал ростом и так плешив, что прозвали его Шакумций.
Узнав однажды, что соседские мальчишки собираются в лес за морковником, Шакумций тоже отпросился у матери и увязался за ними.

Отпуская сына, мать велела ему не отставать от других, рвать морковник неподалеку от остальных и вместе со всеми домой возвращаться. А соседским мальчишкам она приказала:
— Вы большие, а мой Шакумций мал, как ноготь на мизинце. Смотрите же, не давайте его в обиду, следите, чтобы не заблудился, домой за руку приведите.
Пошли они в лес. Шли, шли по дороге, и вдруг повалился Шакумций на траву. Остановились дети. Спрашивают его:
— Что с тобой, почему на землю упал?
Отвечает им Шакумций:
— Мать моя велела вам за мною присматривать, беречь меня, малого, незаметного! Поднимите и понесите меня!
Согласились дети. Понесли на плечах Шакумция по очереди, пока не добрались до леса.
В лесу прохладно. Птицы поют и свежей травой пахнет. Стали все собирать ароматный морковник, а Шакумций сидит на дубовом пеньке и ничего не делает.
— Почему сидишь, Шакумций? Отчего не собираешь купырь1? — спросили дети.
Улыбнулся малыш и отвечает:
— Разве не приказала вам моя мать исполнять все, что я пожелаю? Нарвите сначала мне купыря, а потом уж себе.
Послушались дети, нарвали сочного морковника для Шакумция, сложили возле пенька, на котором он сидел. Потом себе большие связки бечевками навязали и домой пошли.
А плешивый малыш с ноготок сидит и не шелохнется. Остановились соседские мальчишки и спрашивают:
— Почему домой не идешь, чего ожидаешь?
Прищурился Шакумций, улыбается:
— Несите меня, — говорит.
Понесли Шакумция мальчишки. И его купырь забрали. Темная ночь на лес опустилась, ни звезд, ни луны не видно. Заблудились они в лесу — не знают, куда идти. Сколько ни искали, — не могут найти дорогу. В полночь уже, еле ноги от усталости передвигая, кое-как выбрались дети со своей ношей из леса. Темно вокруг — будто сверху черную бурку накинули. Куда дальше идти? Вдруг услышали они лай собаки. И огонек вдали засветился.
Побрели они на огонек — об кочки да пни спотыкаются, из сил совсем выбились. Подошли к огню и увидели старую саклю. Покосилась она от времени, ни окон, ни дверей не осталось. Жила в этой старой сакле колдунья. Увидала она детей: «Добро пожаловать, гости дорогие!» Зазвала их в саклю, а сама думает: «Вот счастье мне привалило, наточу-ка я зубы поострее, подожду, пока уснут дети глупые, и съем по одному за ужином».
Накормила ведьма Шакумция и его товарищей, постелила на пол кошму и спать гостей уложила. Только Шакумций запротивился:
— Меня мать дома не так укладывала. Сажала она меня в бурдюк и к балке под потолком в бурдюке подвешивала.
— Быть по-твоему, — сказала ведьма. Посадила малыша в бурдюк и на веревке к балке подвесила.
Как только полночь пробило и петухи в первый раз закричали, подкралась ведьма к кошме, чтобы съесть того, кто с краю лежит. Шакумций зацарапался в бурдюке, заскреб ноготками об сыромятину.
— Чего не спишь, Шакумций? — шепотом спросила старуха.
— Мать я свою вспомнил. Она мне перед сном хатламу2 готовила и кормила меня.
— Быть по-твоему, — сказала старуха. — Хатламу сварить — немудрое дело.
Замесила она крутое тесто, воду в котле вскипятила и сварила Шакумцию хатламу. Поел он и снова в бурдюке спрятался. Пропели петухи во второй раз, когда ведьма снова к кошме подкралась. Зацарапался Шакумций в бурдюке, заскреб сыромятину ноготками.
— Отчего не спишь, Шакумций? — шепотом спросила старуха. — Чего тебе еще нужно?
— Опять матушку вспомнил. Она мне ночью гедлибжеготовила и кормила меня.
— Изволь, и я приготовлю, — согласилась старуха. Зарезала она курицу, в сметане зажарила и подала Шакумцию. Поел он и снова залез в бурдюк. В третий раз, перед рассветом, петухи закричали. Ведьма опять к кошме подобралась. Зацарапался Шакумций в бурдюке, заскреб сыромятину ноготками.
— Почему не спишь, Шакумций? Чего тебе не хватает?
— Опять матушку вспомнил. Поила она меня перед утром: с речки воду большим решетом носила.
— Изволь, и я принесу, чего тут мудреного, — сказала старуха.
Взяла она решето и пошла за водой, а Шакумций даром времени не терял: выскочил из бурдюка, разбудил своих товарищей и говорит им:
— Поднимайтесь, да побыстрее! Бежим, пока не вернулась злая колдунья и нас всех не съела!
Оделись дети и убежали, забрав с собою морковник.
До утра сидела старуха на речке — воду решетом черпала. Только зачерпнет, а вода из решета выливается прямо ей на подол. Ноги ведьма совсем промочила, а толку не добилась.
Измученная, мокрая домой пришла и в сакле пустой никого не застала.

Записал Балкаров К.

1 — Морковник.

2 — Варёные в воде чуреки.

3 — Жареная в сметане курица.

0