Шкуродер (сказки о народном мастерстве и мудрости)

На правом берегу реки Циншуй жил злой помещик. Все его знали и прозвали Шкуродером. Многих он понапрасну обидел, и никто не хотел идти к нему работать.
Прошли новогодние праздники, и Шкуродер задумался: «Скоро наступит весенний сев, но никто не, идет ко мне в батраки. Как же быть?» Наконец придумал — расклеил в нескольких местах объявления, написанные на красной бумаге: «Кто будет работать у меня, получит за год тридцать лянов серебра».
«Плачу я в два раза больше, чем другие, так что кто-нибудь, да придет, — радовался Шкуродер. — Но, когда наймутся, я им покажу!»
На левом берегу реки Циншуй жили два брата — Да-ху и Эр-ху. Однажды старший брат — Да-ху поехал на правобережье купить рису и прочел объявление Шкуродера. Посоветовался Да-ху с братом и пошел к помещику работать. Проработал Да-ху ровно год и печальным вернулся домой. Эр-ху позвал старшего брата ужинать, а тот сел на кан и молчит. Обиделся Эр-ху:
Брат, почему молчишь? Заработал тридцать, лянов серебра, да еще недоволен?
Чертов шкуродер! — выругался Да-ху. — Даром я проработал весь год. Медяка от него не получил!
Эр-ху удивился:
— Как так не получил? Почему? Да-ху глубоко вздохнул:
— Слепые мы котята, сами попались на приманку Шкуродера. Вот слушай, расскажу по порядку. Пришел я к нему, он и говорит: «Если тыне справишься с какой-нибудь работой, то вычту у тебя десять лянов». Я и подумал: ну, какая работа мне не по силам? Я, можно сказать, с рождения пашу землю. Взял да и согласился. Оказывается, этот помещик — старая лиса. Сперва приказал он мне вставить большой кувшин в меньший, я не смог это сделать, он вычел десять лянов. Потом он велел вынести полы из дома на солнце посушить. И это я не смог сделать, он вычел еще десять лянов. А сегодня, когда я пришел за расчетом, он спросил,сколько весит его голова. Я не смог ответить, он вычел последние десять лянов. Вот ничего мне и не досталось. Эх, что там вспоминать!
Возмутился Эр-ху, но сдержался и сказал брату:
— Не горюй, я знаю, что делать. На будущий
год я пойду к нему в батраки, и сам заработаю и твои тридцать лянов верну.
После праздника Нового года Шкуродер снова вывесил объявления. Пришел к нему Эр-ху. И только вошел в ворота — Шкуродер ему навстречу и, прищурив глаза, спрашивает:
Пришел наниматься?
Да, господин, — ответил Эр-ху.
Хорошо, хорошо! нанимаю тебя. Плата будет, как сказано в объявлении, — тридцать лянов за год работы, ни на чох меньше. Но мы должны договориться заранее: если ты не справишься с какой-нибудь работой, я вычту десять лянов…
Согласен, согласен, — ответил Эр-ху, даже не дослушав.
Вот Эр-ху закончил весенний сев. Расцвели персиковые деревья. Шкуродер пил вино, любовался цветами. Решил помещик, что пора дать батраку невыполнимое задание. Позвал он Эр-ху в сад и показал под навесом два винных кувшина:
Вставь вот этот большой кувшин в тот маленький.
Ладно, — ответил Эр-ху.
Он поднял большой кувшин и изо всех сил трахнул его о камень. Разлетелся кувшин на мелкие кусочки.
— Ты с ума сошел! — закричал Шкуродер. — Верни мне кувшин!
Как же иначе выполнить твое приказание?Как поместить большой кувшин в маленький? Покажи! — спокойно ответил Эр-ху и неторопливо сложил черепки в маленький кувшин.
Шкуродер ничего не мог возразить.
Летом пошел дождь. Шел он много дней подряд. В доме Шкуродера всюду выступила плесень. Наконец выглянуло солнце, и Шкуродер решил дать батраку второе невыполнимое задание.
Эр-ху, вынеси полы из дома на солнце, просуши их.
Ладно, — опять ответил Эр-ху.
Он поднялся с ломом на крышу и начал раскидывать черепицы. Шкуродер рассердился:
— Глупец! Ты потерял рассудок! Зачем ломаешь дом? Возмести мне убытки!
Эр-ху засмеялся.
— Как же можно высушить полы в доме, не сломав крышу? Покажи мне, как это сделать!
Он снова поднял лом и скинул на землю несколько черепиц. Шкуродер замахал руками и закричал:
— Не ломай, не ломай! Пусть ты будешь прав! Наступил канун Нового года. Эр-ху собрался
домой и зашел к помещику за расчетом.
— Погоди-ка, — сказал ему Шкуродер. — Скажи:сколько весит моя голова? Если скажешь неправильно, не получишь денег!
Эр-ху ответил не моргнув глазом:
Шесть цзиней четыре ляна! Шкуродер самодовольно усмехнулся:
Нет. Только шесть цзиней.
Эр-ху уставился на него и упрямо повторил: — Раз я сказал шесть цзиней четыре ляна, значит, столько и есть.
Он взял со стола нож, достал весы и подошел к помещику:
— Если господин не верит, можно отрубить голову и взвесить!
Шкуродер так и застыл на месте. Он схватился за голову руками и закричал:
— Ты прав! Ты прав! Положи нож, дам тебе тридцать лянов!
Шкуродер торопливо подбежал к шкафу, вытащил тридцать лянов серебра и протянул Эр-ху. Но Эр-ху не взял деньги.
— Мы с братом, — сказал он, — с раннего утра до поздней ночи, под холодным дождем и палящим солнцем работали на тебя два года. Ты должен нам шестьдесят лянов. Если не отдашь их, я-таки взвешу твою голову!
Пришлось Шкуродеру раскошелиться. Отсчитал он шестьдесят лянов серебра, отдал Эр-ху и сразу же упал от злости в обморок.

0

Добавить комментарий