Запутанная история (бытовые сказки)

Если тебе не все ясно, не спеши с выводами.
Тайская пословица
.
Много-много лет назад в плавучем доме на реке Менам ниже Бангкока жил юноша Най Сут Чай. Он был сыном вдовы. В назначенное время Най Сут Чай взял в жены девушку по имени Нанг Сом Бун. Она жила с матерью на канале Банг Луанг, на западном берегу реки, напротив Бангкока. От одного дома до другого нужно было плыть не более часа, но, по обычаю, Най Сут Чай постоянно жил в доме своей тещи.
Время шло, обе матери состарились и достигли такого возраста, когда жалобы на здоровье уже никого не удивляют. Однажды к дому Нанг Сом Бун приплыл слуга и сообщил, что мать Най Сут Чая заболела. Най Сут Чай серьезно забеспокоился.
— Я поеду навещу старую женщину, — сказал он, — и посмотрю, не могу ли я помочь ей. Неизвестно, что может .случиться с ней.
Нанг Сом Бун согласилась и сказала, что и она хотела бы поехать с ним, но, к сожалению, не может оставить свою больную мать. И они решили, что Нанг Сом Бун останется ухаживать за своей матерью, а Най Сут Чай поедет и узнает, что случилось с его матерью.
Когда Най Сут Чай приехал к матери, ой увидел, что она просто страдает от головной боли — обычной болезни старых людей. Но Най Сут Чай. остался с ней, пока она совсем не поправилась, а затем начал подумывать о возвращении домой. Но тут совершенно неожиданно его старая тетка, жившая по соседству с ними, заболела и умерла. У нее в доме не было мужчин, и Най Сут Чай решил, что его долг остаться и сделать все необходимые приготовления для сожжения тела. Но все это время он постоянно думал о своей теще: ведь он ничего не знал о ее здоровье с тех пор, как уехал из дому.
На следующий день дочь умершей тетки, обрив голову и надев белые пахом и панунг, села в лодку и поплыла вверх по каналу Банг Луанг. Она хотела купить фрукты и орехи бетеля для церемонии сожжения. Скоро она подплыла к дому Нанг Сом Бун. В это время Нанг Сом Бун случайно вышла на веранду н увидела, что родственница ее мужа обрила голову и надела все белое. Замерев от ужаса, Нанг Сом Бун подумала: «Случилось самое худшее — мать Най Сут Чая умерла! Иначе зачем бы ей надевать траур. Если я не замечу ее, мой муж подумает, что я ничего не знаю о смерти его матери, и сочтет меня бессердечной. Если по-настоящему любишь мужа, ты должна любить и его мать, как свою собственную». Размышляя таким образом, она подозвала сестру мужа и с беспокойством спросила:
— Как чувствует себя старая женщина, очень ли она больна?
Девушка решила, что спрашивают о ее матери, и ответила:
— Мне очень тяжело говорить о ее смерти: она умерла вчера. Мы собираемся завтра утром сжечь ее тело в монастыре.
С этими словами она оттолкнула лодку от лестницы дома и поплыла дальше. Так Нанг Сом Бун не смогла узнать подробности, которые помогли бы ей понять, чья мать умерла. Нанг Сом Бун поверила, что свекровь умерла. Ее собственная мать уже поправилась, и на следующий день рано утром Нанг Сом Бун села в лодку и поплыла вниз, по каналу, чтобы принять участие в погребальной церемонии.
А в это время Най Сут Чай, обрив голову и надев белые одежды, следил за перевозкой тела тетки к монастырю. Прибыв на место, он подготовил все для церемонии. Но на душе у Най Сут Чая было очень беспокойно: ведь он не знал о здоровье своей тещи. Он внимательно следил за лодками, плывущими по каналу, в надежде увидеть кого-нибудь из соседей и узнать, как чувствует себя его теща. Но на канале не было видно ни одной лодки.
Тем временем его жена подплыла к берегу у монастыря. Стараясь, чтобы ее не заметили, она стала
наблюдать, что происходит в монастыре: она хотела узнать, как родственники покойной ведут себя и как они одеты. Она увидела Най Сут Чая и его родственников, одетых в белые одежды и с обритыми головами. Они приготовляли место для тела на берегу. Нанг Сом Бун подумала: «Я одета по всем правилам, но забыла обрить голову». И она поплыла к лавке, где ей обрили голову. После этого, она отправилась обратно к монастырю.
Тут-то ее и увидел Най Сут Чай. У него похолодело сердце при мысли, что его теща умерла.
А жена, увидев печальное лицо мужа и его полные ужаса глаза, подбежала к нему и залилась горькими слезами.
Най Сут Чай хотел спросить: «Мать умерла? Неужели это правда?» — но смог лишь произнести:
— Мать умерла.
Потрясенная горем жена еще крепче обняла мужа и разразилась рыданиями. Так они и стояли, со cлезами обнимая друг друга. А собравшиеся люди с удивлением переглядывались и спрашивали друг друга, что означает вся эта суматоха.
— Когда умерла старая тетка Най Сут Чая, — ска зал один из присутствующих другому, — он не издал даже стона и не уронил ни единой слезинки. Они плачут не о тетке: вероятно, случилось что-то другое.
И люди не мешали супругам изливать свое горе.
А Най Сут Чай и Нанг Сом Бун так долго рыдали в объятиях друг друга, что за это время можно было сжевать полную щеку бетеля. Наконец Най Сут Чай с трудом вымолвил:
— O дорогая, с самого дня отъезда меня мучили тягостные думы, но я никогда не думал, что она на столько больна и может умереть.
А Нанг Сом Бун ответила: — Мне так тяжело, что я не могла сама ухаживать за ней! Я никогда не прощу себе этого, никогда. Ее слова удивили Най Сут Чая, и он спросил:
— О чем ты говоришь, любимая, разве ты не была там все время? Почему же ты говоришь, что не уха живала за ней?
Нанг Сом Бун не поняла смысла вопроса и подумала, что муж укоряет ее за то, что она так редко навещала его мать. Поэтому она вновь с рыданиями повисла на шее мужа.
— Клянусь тебе, я не думала, что старая женщина так безнадежно больна, — уверяла она мужа. — Как я могла забыть, что для нее было бы большим облегчением, если бы я находилась рядом, когда она умирала.
Най Сут Чай еще больше удивился и спросил:
— Но ведь ты была дома, когда она умерла, по чему ты отрицаешь это?
Видя, что муж спрашивает совершенно искренне и без иронии, Нанг Сом Бун удивилась:
— Нет, как же я могла быть там? Мне сказала об этом дочь твоей тети. Она подъехала к нашему дому и сообщила, что твоя мать умерла.
Тут Най Сут Чай понял, что произошло, и сказал:
Погляди-ка туда, любимая, что ты скажешь? Чья мать, по-твоему, умерла?
Ну, конечно, твоя, — ответила жена.
Кто тебе сказал такую чушь? Моя мать жива и очень хорошо себя чувствует.
При этом известии слезы Нанг Сом Бун высохли, как по волшебству, и она быстро спросила:
Так почему же ты плачешь и волнуешься?
Когда я увидел тебя, — ответил Най Сут Чай, — в белой одежде, с обритой головой и горько рыдающую, я подумал, что умерла твоя мать.
Ну хорошо, а почему ты в трауре и чье тело собираешься сжечь? — спросила Нанг Сом Бун.
Это тело моей родственницы, которая умерла позавчера. Вот поэтому я в трауре, — ответил Най Сут Чай и спросил в свою очередь:
А почему ты обрила голову и надела эти одежды?
Потому что вчера к моему дому подъехала дочь твоей тети, одетая во все белое, и на мой вопрос, как здоровье старой женщины, ответила: «Она умерла!» Тогда я приехала сюда. Когда я увидела всех вас в монастыре, то подумала, что именно твою мать собираются сжигать, и тоже обрила голову.
Най Сут Чай расхохотался:
— Конечно, она думала, что ты интересуешься здоровьем ее матери, и сказала тебе о ее смерти. Ты же решила, что умерла моя мать. А я подумал то же самое о твоей матери. Ну и путаники мы с тобой!
А люди, собравшиеся в монастыре, не могли удержаться от смеха, хотя скорбные выражения лиц были бы более подходящими для такого случая. Одни закрыли рот руками и отвернулись. Другие смеялись молча, пока у них не заболели бока и животы. А некоторые были вынуждены выйти из монастыря, чтобы громки посмеяться. Здесь мы их и покинем.

0

Добавить комментарий