Жизнеописание Сюэ Лин-юнь, возлюбленной императора Вэнь-ди (записки о забытом)

Лин-юнь, возлюбленная императора Вэнь-ди, родилась в Чаншане, в семье Сюэ. Отца ее звали Сюэ Е, и служил он начальником охраны в Цзуньсяне. Мать была из рода Чэнь и всюду следовала за мужем. Жила она бедно, до вечера вместе с соседками ткала, а когда становилось темно, зажигала светильники из конопли.
Когда их дочери Лин-юнь исполнилось пятнадцать лет, никто не мог сравниться с нею красотой. Юноши по вечерам приходили, чтобы хоть тайком взглянуть на нее, но она никогда не показывалась.
В первый год периода правления под назваиием Сянь-ди1 некто по имени Гу Си, начальник охраны в Чаншаньцзюне, прослышал о красоте Лин-юнь и о том, что семья ее живет в бедности. В то время император набирал себе во дворец юношей и девушек из добропорядочных семей; Гу Си дал родителям Лин-юнь много золота и драгоценных подарков, чтобы они отдали дочь, и добился своего.
Лин-юнь, узнав, что ей придется расстаться с родителями, рыдала несколько дней, и платье ее было мокрым от слез. Сидя в телеге, она держала в руках яшмовую чашу, и слезы катились в нее. Пока доехали до столицы, слезы в чаше стали густыми и красными, как кровь.
Император выслал навстречу Лин-юнь прекрасную колесницу, в которую обычно запрягали сорок коней. Колеса были украшены золотом, ступицы разрисованы синими узорами, а на хомутах висели свадебные колокольчики из серебра; их мелодичный звон разносился по лесам и полям. Колесницу влек черный буйвол; он мог в день пробежать триста ли. Буйвола этого прислали в подарок от правителя соседнего удела. Копыта у буйвола, были как у лошади. По бокам дороги горели курильницы из слоистого камня шие, похожего на слюду. Сияние и аромат курильниц, привезенных из далекой страны, прогоняли тяжелые недуги. Несколько десятков ли ехала Лин-юнь этой дорогой, пока добралась до столицы. И вдоль всей дороги стояли светильники. Всадников и колесниц на дороге было столько, что пыль, поднятая ими, застилала луну и звезды.. Люди называли эту ночь «пыльной ночью». Был сооружен также холм высотою в тридцать чжанов1, подножие которого окружали светильники. Этот холм назвали «Холмом светильников».

Когда люди глядели на него издали, то казалось, будто это звёзды, упавшие на землю. Сбоку дороги, через каждое ли, стояли медные таблицы высотою в пять чжанов, указывавшие расстояние до столицы. Поэтому путешественники поют:
Как и прежде, вдоль дороги пыльной
Ясени безмолвные стоят.
В башне, что виднеется отсюда, —
Государь с избранницей своей.
Мелкий дождь, и ветерок прохладный,
И цветов душистых аромат.
Золото обочины дороги.
Отблеск догорающих огней…

Заключительные две строки имеют вещий смысл. Первая из них означает медные таблицы вдоль дороги; вторая — светильники, горящие вокруг холма. Под словами «отблеск догорающих огней» подразумевается конец династии Вэй (220 — 264), «золото обочины дороги» означает возвышение династии Цзинь (265 — 420), ибо слово «золото» — «цзинь» — созвучно с названием династии.
В десяти ли от столицы девушку встретил император; ехал он на колеснице из резной яшмы. Увидев множество колесниц и людей, он воскликнул:
— В старину невеста одного императора утром превра
щалась в облако, вечером — в дождь. А сейчас нет ни обла
ков, ни дождя и ни утро ни вечер! Твое имя теперь — 
 Е-лай — Пришедшая Ночью!
Она поселилась во дворце, и император полюбил ее. Как-то из чужой страны ей прислали в подарок шпильку из огненного жемчуга с изображением дракона и феникса.
— Светлый жемчуг и малахит тяжелы для тебя, тем бо
лее эта заколка, — сказал император и не отдал ей подарок.
Е-лай умела вышивать даже без светильника. Император
 надевал только одежды, сшитые Е-лай. Во дворце ее звали
 «Чжэнь-шэнь» — «Богиней Иглы».

1 То есть в 264 г.
1 Чжан — мера длины, равная 3,2 метра.

0

Добавить комментарий